Бунт бедняцкой молодежи в Мальмё

Мальме, третий по размеру город Швеции, оказался в эти выходные в центре мировых новостных сводок. Вечером пятницы 28 августа в бедном районе города Русенгорд (Rosengård) разгорелись масштабные столкновения молодежи с полицией, в ходе которых горящими баррикадами блокировались автострады, а в полицейских летели камни, фаера, и даже несколько молотовых прилетело. Правые всего мира вновь указывают на Швецию, как на провальный пример коллапса, вызванного миграцией, а политиканы всех оттенков требуют больше камер видеонаблюдения и контроля. Что же произошло в Мальме, если отталкиваться от анархической перспективы?

Некоторое время назад представители датской небольшой, но активной ультраправой партии «Жесткий курс» («Stram Kurs») заявили о своем намерении приехать в шведский город Мальме, расположенном на противоположной от Дании берегу пролива Эресунн. Цель визита – сжечь Коран. Причем сжечь его планировалось не где-нибудь, а рядом с мечетью, желательно самой большой. Ранее «Жесткий курс» проводил подобные мероприятия в Дании, и все они заканчивались драками и столкновениями различной степени интенсивности. Сами ультраправые позиционировали свою акцию, как «тест на демократические права». Дескать, раз можно Коран сжечь спокойно – то все с правами и свободами нормально. А если эти действия пресекаются полицией или сторонними наблюдателями, значит страна уже находится во власти исламистов и террористов. В общем, как к священным религиозным текстам ни относись, провокация очевидна.

Шведские политики и полицейское начальство с самого начала заявили, что никакой подобной выходки они в Мальме терпеть не станут. И действительно, сделали все возможное в рамках «демократической» правоприменительной практики для ее предотвращения, и даже больше. Так, лидера «Жесткого курса» Расмуса Палудана, направлявшегося в Мальме, задержали на шведско-датской границе и после разъяснительных бесед запретили ему въезд в страну сроком на два года, как «угрозе общественности». Это несмотря на то, что никакого преступления Палудан в Швеции не совершил. На устроенной другими членами «Жесткого курса» манифестации в центре Мальме полиция немедленно арестовала трех ультраправых, решивших сыграть Кораном в футбол. Им были предъявлены обвинения в местном варианте «разжигания», а по этой статье в Швеции регулярно дают тюремное заключение. Тем не менее, просочившиеся в Мальме датские правые Коран все-таки сожгли. Не около мечети, как изначально планировалось, и без полицейского эскорта, а очень быстро, на одной из ведущих в Русенгорд велодорожек. Но благодаря социальным сетям информация о сожжении Корана за считанные минуты распространилась по всему городу. И тогда началось самое интересное.

Арест правого за игру в футбол Кораном

Но сначала пару слов о контексте. По-факту, шведское общество сегрегировано. Мигранты и потомки мигрантов живут в целом на порядок хуже, чем «коренные» шведы. Среди мигрантов гораздо более высокий уровень безработицы, гораздо более низкий уровень дохода. Это происходит не оттого, что мигранты не хотят работать, как заявляют ультраправые, а потому, что в автоматизированном и прекаризированном капиталистическом мире само наличие постоянной занятости становится привилегией. В мигрантских районах совершенно иные условия жизни, люди живут скученно, не по западноевропейским стандартам, а гораздо хуже. Это наглядно отразилось в статистике умерших от коронавируса, в которой на долю мигрантов пришлось непропорционально высокое число. Ведь в плохих жилищных условиях возможности самоизоляции сильно сокращаются. Кроме того, бедняцкая молодежь постоянно подвергается издевательствам и унижениям со стороны полиции. Беспричинные обыски на улице, выверни карманы, ляг на землю, руками при этом не двигай, куда и откуда идешь, почему на улице в такое время – вот это все. Многие жители бедняцких районов инстинктивно чувствуют, кто их враг – полиция и государственные институты. И поэтому, когда их безрадостный, но привычный ход жизни оказался нарушен ультраправой провокацией, вектор атаки был направлен на полицейских свиней. Хотя в поддержке ««Жесткого курса» шведское полицейское начальство упрекнуть невозможно.

Начало столкновений

Уже к 8 вечера 28 августа сотни молодых бунтарей начали блокировать дороги, ведущие в Русенгорд. При этом строились и поджигались баррикады, в огонь летели автомобильные покрышки. Полиция собралась с силами и контратаковала. Народ рассеялся по дворам бедняцкого района, и более малочисленные группы свиней, пытавшихся устроить зачистку, подвергались партизанским атакам – отовсюду в них летели камни, фаера, петарды. Предпринимались попытки уничтожать оставленные без надлежащей охраны мусорские вэны. Полиция отступала и собиралась с силами. Тогда бунтари снова блокировали дороги, перекрывали их горящими баррикадами. И вновь следовала контратака врагов и отступление бедняцкой молодежи. Так продолжалось несколько часов, до 3 утра. Потом интенсивность бунт начала снижаться. В ночь на воскресенье в Мальме была сожжена школа и несколько автомобилей. Но прежнего накала уже не наблюдалось. Посмотрим, что принесет следующая ночь.

Шведские внепарламентские левые пока не заявили какой-то позиции по происходящим событиям, хотя некоторые анархисты и автономы, сами часто проживающие в бедных районах, деятельно поддержали бунт.

Для нас, анархистов, культурные войны, которые ведут ультраправые всех оттенков, а также лево-либеральный истеблишмент, не являются приоритетным вопросом. Нам незачем сейчас задаваться вопросом, можно или нет оскорблять религиозные тексты и символы, хотя сам автор заметки считает, что такие действия несолидарны по отношению к другим угнетенным. Зато нам важно, что жители бедняцких районов ненавидят полицию и политиков, готовы к насильственной борьбе с государственными учреждениями. Это хорошая среда, на почве стихийного насилия против угнетения анархический идеал произрастает быстрей. А в Восточной Европе людям, выступающим против властей, есть чему поучиться у бедняков из Мальме в плане методов борьбы.

About the Author

Related Posts

Leave a Reply

*