Интервью с участником протестов в Сиэтле об автономной зоне chaz

Автономная зона на капитолийском холме

1. Как устроена зона? Как в ней принимаются решения и функционирует жизнь – охрана порядка, распределение еды и т.д.? Если об этом, конечно, можно говорить.

– Зона маленькая, 6 кварталов. У нас изначально была карта, но схема была изменена после того, как стала широко известна общественности.

(одна из карт имеется у коллектива Прометея, по просьбе собеседника мы ее не публикуем) У нас есть подобные карты, ты про них?

– Да, именно они опасны

– Да, понятная предосторожность

– Мы сейчас переустраиваем всё по максимуму, но больше эти карты не используем. Территория достаточно маленькая, можно все понять просто проходя здесь, так что эти карты только помогут атакующим.

Однако в начале они были полезны, с помощью них другие протестующие могли понять идею происходящего.

У нас есть главная медицинская палатка, и две-три других по границам для новых раненых и полевых медиков

Раздача еды у нас может находиться в любом месте, но самые большие точки сейчас вблизи лужайки, и это вряд ли пока изменится.

Всякие мероприятия проходят на улицах. Так как нет машин – все гуляют, прошлой ночью кино смотрели, регулярно есть какие-то объявления или песни.

Пищу приносим снаружи, но ещё есть пара уличных магазинчиков и торговцев, откуда мы покупаем. Раздумываем построить ферму, но это в общих чертах. У нас нет недостатка в добровольцах, и нам надо стараться не принести слишком много еды к палаткам.

Охрана порядка – моя любимая часть. У нас нет полиции. Наша цель- поддерживать наше сообщество счастливым и безопасным без них, тут каждый видит у себя такую цель.

Иногда же происходят столкновения интересов – самый большой инцидент произошел, когда мужчина нарисовал балончиком на стене, а женщина возмутилась, что плохо рисовать какую-то вульгарщину у нас на территории. Подошёл другой мужчина – и ударил первого, и только потом поговорили. Мы побеседовали с ними о физическом насилии, нарисовали картину поверх того, что было, а те двое даже стали друзьями

– О, это круто

– Полиция пытается пробраться по утрам и разобрать наши баррикады, но мы начеку. Мы нашли ещё материалов и просто построили их заново.

Без полиции, наконец, детям всех возрастов можно спокойно прогуливаться. В начале нашим младшим протестующим было по 15, но теперь и совсем мальенькие приходят на киноночи и слушают речи.

У нас ходят люди с санитайзерами для рук и в масках, а если увидят кого без них, то сразу просят их надеть! Уборка мусора совершается с помощью волонтёров, а ещё мы договорились с городскими властями об изменении маршрутов доставки почты и мусоровозов.

Хотя нам очень нравится называться “автономной зоной”, но мы автономны лишь от полиции, и всё еще хотим быть частью Америки. Мы не хотим покидать страну, познав свою силу. Наш протест за жизни чернокожих, живущих в нашей стране. 

Очень здорово, что в мире о нас говорят. Мы не смогли бы добиться всего без помощи Гонг-Конгских протестующих, они научили нас как избегать токсичного газа и насилия.

2. Как вы оцениваете протесты в Сиэтле и в США в целом и их потенциал? Можете ли вы вкратце описать, как развивались протесты в Сиэтле, и почему именно здесь была создана автономная зона?

– Когда полицейский придавил шею Джорджа Флойда своим коленом и убил его, смотрел весь мир. Все смогли это увидеть, потому что ребенок был рядом и снял происходящее. Это было единственным, что он мог сделать.

В нашем обществе есть ярость, направленная на организацию, которую мы столько раз пытались реформировать. У американцев не всегда бывают единые цели, но люди именно на наших протестах хотят изменить полицейскую систему. Зона должна функционировать без полицейского наблюдения. Это американский эксперимент, который наш президент осуждает, а город начинает ценить.

До того, как полиция покинула Зону, было насилие.

Вы можете посмотреть видео, но думаю, полицейская жестокость для вас не новость. Моя велосипедная бригада научилась вставать в строй, указывать направление автопотоку, и благодаря этому мы закрепили наше место на Капитолийском Холме.

Сейчас у нас нет линий фронта, и нет надобности трем людям поддерживать поврежденного протестующего и освобождать дорогу для полевых медиков.

Капитолийский холм имеет историческую важность для Сиэттла, раньше он был местом, где процветали меньшинства (ЛГБТКИА+, цветные люди и т.д.) до того, как количество полиции увеличилось, и белые люди выкупили постройки.

3. Есть ли какие-то доминирующие политические идеи? 

– Наш центральный фокус находится на движении “Черные жизни важны”, и есть список целей, с которыми соглашаются наши протестующие. 

Список требований Зоны – это наша версия политики и это то, за что мы боремся, так как политикам здесь лидерство не отдается.

– А у вас есть официальный список требований? Мы видели несколько вариантов, но они могут отличаться.

– Да, но они слегка изменились. Только что попросил у группы нынешнюю версию!

Вот наши центральные требования:

 –  Роспуск полиции Сиэттла

 –  Де-джентрификация Сиэттла

 –  Спонсирование общественного здравоохранения

 –  Отмена всех обвинений против протестующих

4. В России большинство населения не очень понимает проблемы, с которыми сталкиваются афроамериканцы и коренные индейцы в США. По их мнению, все проблемы афроамериканцев должны были кончиться вместе с отменой рабства. В соответствии с этой точкой зрения, всё шире распространяется убеждение, что любой протест афроамериканцев направлен на завоевание какого-то привилегированного положения перед белыми. Вы можете рассказать о системном расизме, которому подвергаются не-белые люди в США, и что вынуждает их протестовать? 

– Да, объясню насколько смогу.

– Хорошо, спасибо, это очень важно!

– Даже если бы в нашей стране не было бытового расизма, в ней все равно был бы расизм системный.

США были основаны таким образом, что функционировали на расизме, он встроен во все общественные институты, структуры, и общественные отношения нашей страны.

Чернокожих рабов подгружают на борт

Наши чернокожие Американцы были рабами, а теперь они свободны. С нашим правительством они свободны делать ту же работу, что и белые, но получать меньше; совершать те же самые преступления и получать более строгие приговоры.

В США это включает в себя эксплуатацию, благодаря которой порабощенные чернокожие создали богатство для белых людей. Экономическое неравенство было в основе системы, которая накопила это богатство.

Только для цветных

“Редлайнинг” не позволял небелым людям получать кредиты от банков, и держал их вне белых районов. Без этого доступа к богатству оставался классовый барьер, который привел к сильному неравенству семейных богатств среди рас в Америке. Чернокожие не могут позволить себе высшее образование, что приводит к низкооплачиваемым работам и неблагополучным ипотекам; затем их дети вырастают в условиях с большим количеством полиции, и с большей вероятностью испытают полицейскую жестокость и угнетение.

(на канале Прометей и Народная Самооборона мы уже кратко раскрывали эту тему; https://t.me/naroborona/5181)

Насилие – это самое худшее. Чернокожие люди очень много работают, чтобы платить аренду, растить детей. У Джорджа Флойда было два ребенка, он помогал развивать своё сообщество, и был убит, потому что у офицера полиции была власть держать колено на его шее 8 минут.

Вот насколько сломана американская система правосудия – 3 мусора защищали его действия, а убийцу можно освободить, если внести залог в миллион долларов. У белых людей есть власть чтобы освободить этого офицера, чтобы оплатить хороших адвокатов, чтобы нанять мусоров, которые будут защищать его имущество, а не невинные жизни.

5. Российские государственные СМИ широко сообщили сегодня о зоне. При этом, они пугают российское население “чёрным расизмом”, и повторяют, вслед за республиканскими пропагандистами, что требования протестующих в зоне – это обеспечить сегрегацию между черными и белыми. Это то, что говорят российские телеканалы. Можете ли вы прокомментировать это? Какие действительные требования автономной зоны? 

– Мы не хотим никого сегрегировать!

– Мы, анархисты, понимаем это, однако, для российской аудитории это важно прояснить

– То, что мы различаемся – наша сила, мы сильнее когда вместе. Любым рады в автономной зоне, пока они не занимаются насилием.

Полициейские и политики также запрещены, но если они без формы или же без своей пропаганды, то они тоже часть нашего сообщества.

6. Как государство реагирует на появление автономной зоны? Мы видели сообщения как о том, что против “антифа” и анархистов начаты репрессии, будто их задерживает ФБР. Так и сообщения о том, что местные власти и полиция готовы идти на переговоры с автономной зоной. Как обстоят дела на самом деле?

– Сложно сказать. Президент оказывает много давления на городских чиновников, чтобы выгнать нас.

Говорит, что лично пришлет подмогу.

– Также мы слышали, что мэр поддержал Зону

Скриншот документа, который приложил наш собеседник.

– Армия, похоже на нашей стороне.

И национальная гвардия тоже.

– Да, вижу, интересно

– Полиция заходит, когда в зоне меньше народу, но мы начали разрабатывать стратегии подхода к нам.

Мы в основном подростки, и хорошо работаем как группа без лидеров.

– Мы видели, что сегодня к вам приходили копы проверить свой бывший департамент 

– Ну да, этого мы ожидали, если честно.

– Это не было провокацией? Они и правда просто прошли проверить здание? 

– Они пришли чтобы поубираться, но убирать было нечего. Сейчас они просто исследуют его. Мы изменим нашу расстановку и защиту после того как они уйдут, на всякий случай.

Меня сейчас там нет, это просто то, что говорят мои друзья.

– То есть провокаций не было?

– Еще нет. Ожидаю атаку на этих выходных или позже.

– Окей, то есть как я понимаю, за эти несколько дней было только несколько столкновений ночью у баррикад? 

– Да, но они небольшие, и стычки начинают происходить все ранее и ранее утром.

7. Мы читали, что правые в США занимаются созданием фейков о протестах. Многие из этих фейков широко распространяются и на другие страны, такие как Россия. Вы можете рассказать о деятельности правых? О создании ими фейков? Насколько они широко распространяются в самих США? Ограничиваются ли правые борьбой в интернете, или они пытаются противостоять протестам и на улицах?

– Правые в основном только болтают. Онлайн, они фантазируют о том, как убивают нас всех, не зная, что мы все видим. Они используют тактики устрашения, но мы их не боимся, мы знаем, что у них нет “биологического оружия” и всего такого. Нас тревожат те, которые приходят с AR-15 и готовы давить людей на машинах. Они действуют в одиночку, потому что это бездумный поступок, миссия самоубийцы. Мы видели такое насилие лишь несколько раз, но научили друг друга деэскалировать ситуацию с минимальными последствиями. Иногда это означает, что приходится ставить свою жизнь под прицел, и это пугает меня, но я бы сделал это ради безопасности людей, что стоят за мной. Они борятся за лучшее будущее.

Кстати, “правые” – это не правильный термин для этих людей. Это белые националисты, мы называем их “альт-райт”. Они в основном тусуются онлайн, так как знают, что публика не принимает то, за что они борются.

(Далее собеседник просит подробнее рассказать о нас. Я коротко рассказываю об анархо- коммунистическом движении Народная Самооборона, о площадке Прометей и о том как важны их протесты и как весь мир за ними следит)

– Я буду следить за вашими новостями. Спасибо, что следите за нашими событиями. Россия не имеет связей с моей культурой, но я учил ваш язык с надеждой помочь вашим гражданам.

У нас нет лидеров, мы стремимся быть водой («мы должны быть как вода» – это фраза Гонконгских протестующих), и каждый значит столько же, сколь любой другой в нашем движении. 

Удачи!

About the Author

Related Posts

Leave a Reply

*