Организуйся! А как?

Довольно хороший и правильный текст московской инициативы против недобросовестных работодателей «Московский Синдикат» с грамотным пониманием вопроса выборов, соотношения сил и направления стратегии движения – https://t.me/mossindicat/29

Ребята из МС правильно понимают, что выборы ни на что не влияют, влияет соотношение сил и способность к коллективному прямому действию — та мысль, которую мы доносили до анархистов на протяжении уже многих лет. А поэтому нужно вместо голосования объединять усилия и заниматься социальной борьбой. Тоже правильная мысль, с которой невозможно не согласиться.

Единственное, что вызывает несогласие в тексте — неверное восприятие опыта предыдущих движений анархистов и репрессий против них. Ребята из МС пишут:

«Бросаться на танк, имея вилы,-бессмысленно, так же бессмысленно пытаться переиграть государственную машину,не имея выстроенной системы коммуникации, инфраструктуры движения, единого видения и плана, будучи малочисленными и атомизированными люди и активистские группы в текущих реалиях могут лишь заниматься развитием или будут обречены при первом удачном случае попадать под каток репрессий, пополняя “пантеон героев”: болотное дело, московское дело, разгром анархистов из народной самообороны, дело сети и другие истории – тому явное подтверждение»

И здесь как раз демонстрируется полное непонимание истории современного анархистского движения. Потому, что все перечисленные репрессии касались, как раз, не отдельных групп, а организованных движений.

Когда шло «болотное дело» – анархистское движение было наиболее крупным и консолидированным. Пожалуй, ни до, ни после, анархисты в современной России не представляли такой силы. И как раз это и привело к тому, что анархисты сыграли значимую роль в протестах 2012 года и подверглись преследованиям. Как раз потому, что анархисты не были «малочисленной активистской атомизированной группой». Напротив, это было большое сильное движение. За это оно и было репрессированно. Конечно, в значительной мере анархистов репрессировали потому, что они кинулись в головой в протесты, которые проиграли. И их, таким образом, «наказали». Но общая политическая атмосфера после болотных протестов была таковой, что в целом все крупные движения преследовались и подверглись разгрому, независимо от их участия в протестах. Это было вызвано политической реакцией и закручиванием гаек.

Пример «Сети» и «Народной Самообороны» же говорит как раз о совершенно противоположном, нежели о «малых атомизированных группах». Напротив, и «Сеть», и «Народная Самооборона» пытались организовать отдельные группы в движение, хотя и разными методами. И именно за это их, в конце концов, и репрессировали.

«Народная Самооборона» на момент репрессий точно не была «малой атомизированной группой». Это, действительно, была большая сеть активистов и групп, способная мобилизовать анархистов по всей стране. Достаточно посмотреть мусорские справки с цифрами о «250 акциях в 40 городах». Во время пыток Речкалова, ему прямо сказали, что «анархисты охуели и стали проводить свои акции вообще повсюду». Это и было действительной причиной репрессий против НС.

При этом, нужно заметить, что давление началось задолго до разгрома движения. Ещё в 2014-2015 годах, до волны акционизма, основным направлением деятельности была борьба с рейдерами и недобросовестными работодателями. Эти практики, к которым сейчас призывает МС, были созданы и внедрены в российский анархизм именно «Народной Самообороной». Но и тогда было заметно давление на организацию. Только открывшиеся региональные ячейки и новые участники организации зачастую были вынуждены проходить профилактические беседы с офицерами ФСБ, которые объясняли все последствия участия в организации. Дмитрий Бученков, которого воспринимали как лидера движения, был арестован по сфабрикованному делу.

Центр «Э» вовсю проводил обыски и допросы известных анархистов, пытаясь выяснить состав НС. Затем, силовики перекрыли «воздух» движению, практически лишив его возможности проводить какие-либо легальные публичные мероприятия. Именно после этого НС начали поднимать тему конспирации и акционизма — это была не прихоть людей из НС, но следствием сложившейся ситуации.

Затем, когда в следствии удачного применения акционистской стратегии движение вокруг НС расширилось до внушительной большой сети, а проводимые кампании стали слишком масштабными, тогда то НС и подверглось окончательному разгрому с пытками, сотнями обысков, фабрикацией уголовных дел и тд.

То есть логика здесь абсолютно противоположна. «Московский Синдикат» приводит примеры движений, которые были разгромлены за попытку организации анархистов из малых групп в большое движение, и говорит, что, мол, они были разгромлены потому, что были небольшими атомизированными группами. Однако этот вывод просто не соответствует фактам.

Вывод здесь должен быть другой — любое движение (каких-бы взглядов и методов оно не придерживалось), достигнув определенного уровня развития, будет уничтожено репрессиями. Любые движения, выросшие из небольших атомизированных групп, будут репрессированы. При этом неважно, публичны они или нет. Одинаково разгромили и подпольную «Сеть», и публичную «Народную Самооборону».

Чтобы выработать правильную стратегию, нужно правильно ставить вопросы. А чтобы правильно ставить вопросы — нужно правильно понимать ситуацию, и учитывать опыт движения. С этим, как раз, МС демонстрирует некоторые проблемы (вместе с тем, показывая совершенно правильный анализ в других вопросах). Вопрос давно не стоит так — атомизированные группы или большое движение. Приводимые в пример группы как раз и пытались создать большое движение. Вопрос стоит в том, как создать большое движение, избежав при этом разгрома? И здесь куда более актуален вопрос причин разгрома движений, и того, каким должно быть движение. Должно ли оно максимально дистанционироваться от политических вопросов, сконцентрировавшись на социальных темах? Должно ли оно быть конспиративным, нигде не заявляя о себе и подходя к вопросу конспирации ещё более серьёзно? Или, наоборот, оно должно быть публичным и полностью легальным, соответствуя всем требованиям закона? Вопрос давно не стоит в том, что нужно создавать большое движение. Вопрос состоит в том, как выжить этому движению после репрессий, либо как избежать репрессий.

Во всём остальном с текстом можно только согласиться и рекомендовать его к чтению — это довольно близко и нашей позиции, и перекликается с тем, что говорим, пишем и делаем мы сами.

About the Author

Related Posts

Leave a Reply

*