1917-1918: Анархическое восстание в Бразилии

Сан-Паулу, общая стачка, 1917

Краткий очерк о неудавшейся революции в Бразилии в 1918 году. Восстание провалилось из-за внедренных сил правопорядка и армии, что не встала на сторону рабочих.

В 1918 году Рио-де-Жанейро стал свидетелем одного из наиважнейших эпизодов в истории Бразильского рабочего движения – забастовки, что попыталась свергнуть олигархическую республику и заменить её советами рабочих и солдат.

С 1917 года классово сознательные бразильские рабочие, особенно в Рио-де-Жанейро и Сан-Паулу усиленно организовывались. В июле того года, столица штата Сан-Паулу замерла из-за всеобщей стачки, разгоревшейся после убийства полицейскими молодого сапожника Антонио Мартинеза. За четыре дня город превратился в поле боя с бесчисленными стычками между рабочими и силами правопорядка. В Рио-де-Жанейро, который в те дни был столицей страны, активисты из FORJ (Federação Operária do Rio de Janeiro – Федерация рабочих Рио-де-Жанейро) с начала года боролась за снижение стоимости жизни, а с февраля проводила многочисленные марши, несмотря на запреты властей. Уже к маю они провели с полсотни демонстраций.

В то же время FORJ занималась кропотливой работой по созданию и переорганизации профсоюзов и к середине года это принесло плоды – 4 апреля был основан Союз Рабочих Гражданского Строительства (UOCC), а 8 апреля – Союз Работников Текстильной Промышленности(UOFT).

Кровавое подавление забастовки на Корковадосской Текстильной фабрике в Мае и трагическое разрушение Отеля Нью-Йорк 7 июля приведшего к смерти десятков рабочих возмутило горожан Рио-де-Жанейро. На 17 июля 1917го года, после встречи в штабе FORJ, было принято решение устроить стачку. Она быстро распространилась на другие заводы и дала взрывной рост членству в профсоюзах.

1918 год открылся под знаком победоносной революции в России – она заразила оптимизмом и недовольством положением вещей сознательных рабочих по всему миру. В январе либертарные активисты основали Рио-де-Жанейровский анархический альянс специально в целях пропагандирования. На 1 марта пришлось основание Главного Союза Рабочих (UGT) на смену FORJ, которая уже была запрещена полицией после общей стачки. В апреле, после двухнедельной стачки, сапожники заполучили восьмичасовой рабочий день. Газеты Рио-де-Жанейро начали размышлять по поводу “запланированной общей стачки”, и это привело к полицейскому нападению на UGT. Первое мая прошло в состоянии осады в домах профсоюзов и большого рабочего митинга у театра Maison Moderne на площади Tiradentes.

Площадь Tirandetes

Значительной чертой рабочего движения в тот год было создания множества пригородных ячеек рабочих текстильной промышленности, металлургии и строительства. В июне и июле проходили бесчисленные стачки столяров, каменотесов, угольщиков, работников доков и шляпочников, а также остановились несколько текстильных заводов.

На 3 августа произошла забастовка по поводу роста зарплат и сокращения рабочего дня у работников кораблестроительной компании Cantareira и работников трамвайностроительной Viação Fluminense. Постепенно эта стачка приняла характер восстания после стычек жителей и полиции на улице da Conceição в Нитерой. Несколько солдат из дивизии 58 Chasseurs перешли на сторону забастовки, двое из них были убиты в перестрелке. Это происшествие дало рабочим надежду на союз с низшими чинами армии, как это было в России.

Повышении стоимости жизни росло в каждом штате Бразилии, так что марши и забастовки происходили буквально в каждой столице штата и их промышленных центрах. Снова пошли слухи об общей стачке в Рио и это насторожило верхние эшелоны власти. В то же время, в городе Петрополис в Штате Рио, голодное население грабило округу и сражалось с полицией.

В октябре в Рио появилась испанка и убила тысячи рабочих к концу месяца. Полиция задерживала рабочих активистов в Комитете по борьбе с эпидемией, тогда как капиталисты и власти (включая ответственных за здравоохранение) бежали в деревни в горах. К ноябрю эпидемия ослабела, но голод продолжил убивать сотни людей, особенно в дальних городских окраинах.

Приближающееся восстание предвещалось множеством событий и новостей. Владельцы текстильной промышленности отказались идти на встречу работникам, газеты были наполнены новостями о рабочей революции в Германии, окончании Первой мировой войны и номинации Делфина Морейра на должность президента на выборах 15 ноября.

18 ноября ткачи объявили об единовременной забастовке на ткацких фабриках в Рио, Нитерой, Петрополисе, Маже и Санту-Алейшу. К забастовке также присоединились строители и металлурги. В середине дня бастующие стали собираться на Campo de São Cristovão. Полиция приказала им разойтись и стала арестовывать рабочих, которые в ответ открыли стрельбу и кинули две бомбы в полицейский участок. Толпа захватила участок, но когда попыталась захватить армейские склады, вмешалась армия. Бои разгорелись по соседним улицам и там кавалерийские удары разобщили восставших. О событиях тут существует полемика: Эдгар Родригес в книге 1972 года на свидетельствах от восставших утверждает, что рабочие, узнав от капитана, что солдаты предали восстание, решили не разжигать бунт далее. Согласно Родригесу, восстание было обречено заранее, потому что власти были к нему готовы.

Как бы то ни было, согласие солдат стрелять по рабочим положило конец планам, что разрабатывались несколько месяцев. А детали этих планов были известны заранее армии и полиции. Один служивый, лейтенант Хорхе Элиас Аюс, внедрился в движение и принимал участие во всех встречах и даже был ответственным за военную стратегию восстания. План состоял в том, что после захвата складов, рабочие и поддержавшие их солдаты должны были отправиться к городскому центру и атаковать здание администрации, главштаб полиции и бараки полицейской бригады. В это же время, рабочие с южных районов города должны были напасть на дворец Катете и Палату депутатов, где планировали провозгласить создание советов рабочих и солдат.

Дворец Катете, Рио-де-Жанейро

Ранним вечером 18го ноября все “главари” движения – Хосе Отикика, Мануэль Кампос, Астрохильдо Перейра, Карлос Диас, Альваро Пальмейра, Хосе Элиас да Сильва, Жоао да Коста Пимента и Агрипино Назаре были арестованы. Всего арестовали почти двести человек – анархисты, рабочие и “подозреваемые”. У ворот на фабрику Конфьяча полиция убила ткача Мануэля Мартинеса и ранила другого, который умер через пару дней. Процессию на похоронах, запрещенных властями, сопровождали сотни человек. Несмотря на насильственное подавление, забастовка ткачей, металлургов и строителей продолжалась ещё две недели. Она была окончательно подавлена только 20 ноября, а 22-го ноября UGT была запрещена приказом федерального правительства.

Восстание 1918 года не было бессмысленным пшиком фантазеров, эта была попытка рабочих освободиться, основываясь на их собственном опыте борьбы и самоорганизации, и их жаждой претворить социальную революцию в реальность.

Источник

About the Author

Related Posts

Leave a Reply

*