Защитник политузников Владимир Акименков о приговоре по делу “Сети”

Владимир Акименков, бессменный защитник узников путинского государства, прокомментировал сегодняшний приговор по делу “Сети”. Этот текст отражает те чувства, которые многие наверняка испытали, узнав о сегодняшнем акте государственного террора –  приговоре в Пензе. Далее мы публикуем текст Владимира.

Приговор, вынесенный сегодня в Пензе, безусловно, жутко бесчеловечен, запредельно подл и т.п. Российское путинское государство раздало представителям антиавторитарной среды гигантские сроки, “наказав” людей за то, что они реализовывали право быть собою. Анархисты и представители не-казённого антифашизма были жёстко и жестоко покараны диктаторским режимом – руками ФСБ и карманного суда – за свою неформатную деятельность, за складывание связей вне официозного формализованного мира, за инакомыслие, за отрицание всяких иерархий. Активистов отправили в лагеря на долгие годы, и нужно очень постараться. Чтобы эти люди выжили, будучи этапированными куда-нибудь на севера. Чтобы политзеки сохранили остатки здоровья и рассудка. Чтобы они освободились до завершения огромных сроков. Желаю много, очень много сил политзаключённым, их родным и близким.

К сожалению, на приговор по “делу “Сети” немало людей реагирует так, словно бы до этого не было НИЧЕГО. Вот вообще ничего, от расправы над Чечнёй до пыток и диких сроков по другим “террористическим” уголовкам. Словно бы, даже за последнее время, не было множества преступлений, совершённых “родным” государством – против народов Украины и Сирии, против зеков в лагерях и других “иных”, против активистов НБП и самых разных движух, против молодых радикалов и “по-неправильному” верующих и проч., и проч. Люди, в том числе политические активисты и активистки, удивляются пензенским пыткам, судилищу, срокам – как будто бы живут в неком благополучном социуме, а не в тотальной токсичной наглой империи, чьи спецслужбы наследут многовековым традициям палачества и изуверства.

О написанном ниже не принято говорить вслух. Но если бы парней в Пензе посадили за какие-нибудь атаки на госучреждения, то едва ли бы стала возможной российская и международная кампания по борьбе за этих политузников. А то и попросту бы задержанных запытали до смерти или подвергли бы подпольщиков внесудебным казням. В случае, если бы “сетевики” сели за акции прямого действия, немало российских “анархистов” и “антифашистов” могло бы откреститься от этих ребят, стигматизировать их, призывать не помогать им, писать доносы западным социалистам. Как в реальности сто лет назад было с Анархистами Подполья, которых осудили их “единомышленники”, стремившиеся к легальности и искавшие благосклонности у красного деспотизма. Как в реальности уже в наше время среди анархистов оказались те, кто хейтил посаженных беларусских поджигателей, политбеженцев по “Химкинскому делу”, репрессированных по “Народной Самообороне” активистов или Михаила Жлобицкого. Или, например, людей по тому же “делу “АБТО” закрыли на долгие годы за огневые атаки; их пытали, обвинили в “терроризме”, – и нам стоило внушительных трудов, чтобы отмыть “АБТОшников” от грязи. От грязи государства и “прогрессивной общественности”. Как ни странно, с отношением “думающих” людей к “неправильным” политзекам сопрягаются отказы государства российского реабилитировать Фанни Каплан или тех революционеров, что взрывали горком РКП(б) в Леонтьевском переулке. (Впрочем, Ельцин, после пролитой крови в Москве, по-популистски реабилитировал участников Кронштадтского восстания.)

Корни дикого процесса над пензенскими узниками стоит искать в том числе в отвратительном новоязе, к которому приучили людей в Эрэфии. “Не выполняется указание Президента”, “власть подала сигнал”, “присоединение Крыма”, “конфликт в Донбассе”, “столкновение в Керченском проливе”, “утверждает, что пытали/подбросили”, “террористы народовольцы”, “чеченские террористы”, “русофоб Стомахин”, “неонацист Асташин”, “банда приморских партизан”, “теракт в Архангельске” и т.п.

Доводилось читать у разных людей, в том числе из анархистской среды, что “дело “Сети” надломило их и окружение. Если так, то тогда это даже ещё ужаснее, чем сама беспредельная уголовка. Да, автор этих строк живой человек, да, мне самому очень трудно. Но нельзя ломаться под грузом обстоятельств – о н и этого только и ждут. Тем более, если человек является последовательным противником системы угнетения, как анархист/-ка. Люди, право же, что же было бы с вами, если бы режим развернул по-настоящему массовые репрессии против несогласных? Как это уже было в истории: от царской России до эрдогановской Турции, от Америки рубежа XIX и XX веков до Ирана аятолл и др. Впрочем, для массовых репрессий бы требовалось наличие в стране массового освободительного движения – которого в нынешней России попросту нет. Кстати, выходит так, что полупридушенные полусвободные СМИ на отлично разгоняют страх в атомизированных массах, рассказывая о репрессивной политике государства, о его преступлениях и инициативах, вместо поселения в людях “святой” ненависти.

Можно предположить, что зверский приговор по “делу “Сети”, иные проявления государственного произвола будут иметь непосредственные последствия для структур кремлёвской власти, в РФ и за её пределами. И, вообще говоря, зло не вечно – со временем люди смогут преодолеть разобщение, поверят в себя и уничтожат наконец тысячелетнее царство гнёта. “Посаженные прорастут штыками”.

Источник


About the Author

Related Posts

Leave a Reply

*