Не миллиардер, а человек достатка!

Ну что ж, политика идентичностей логично вышла на новый этап. Ранее мы видели, как политики и богачи, которые могли отнести себя к каким-либо меньшинствам, заявляли о своей “угнетенности”, ссылаясь на цвет кожи, пол или сексуальную ориентацию. А теперь вообще все воротилы стали “угнетенным меньшинством”, к которому недопустим “язык ненависти”.   Миллиардер Говард Шульц, бывший глава сети кофеен Старбакс и владелец состояния в три с половиной миллиарда долларов, на днях публично высказался на эту тему. Вместо ставшего клише «миллиардер» Шульц предложил использовать термин «люди достатка» – по аналогии с тем, как цветных людей называют «люди цвета». Теперь «люди недостатка» выдумывают другие, более подходящие наименования для миллиардеров, а The Guardian написала об этом забавном случае статью, в которой обратили внимание, что такими способами капиталисты пытаются обосновать свои богатства и скрыть источник их происхождения. Мы перевели её для вас.

Говард Шульц

Попытка бывшего исполнительного директора Starbucks поменять смысл слова м********р показывает, как сверхбогатые обосновывают свои богатства. Состояние Говарда Шульца составляет около 3,4 миллиарда долларов. Со стороны может показаться, что это позволяет назвать бывшего главу Старбакса и потенциального кандидата в президенты “миллиардером”, но он предпочитает, чтоб его так не называли. Видите ли, хотя, казалось бы, это слово всего лишь описание факта – на самом деле это отвратительное ругательство. 

Шульц просветил нас о проблемной природе слова м********р на книжной вставке в Нью-Йорке в прошлый понедельник. Будучи спрошенным журналистом New York Times Эндрю Рос Соркиным, не думает ли тот, что миллиардеры стали обладать слишком большой властью в американской жизни, кофейный магнат пожаловался, что кличка “миллиардер” стала просто клише. Вместо того, чтоб использовать слово «миллиардер» для описания людей с миллиардами, Шульц предложил использовать выражения “люди достатка” или “люди средств”.

Бедный Шульц. Он попытался нам всем всё объяснить, щедро окунувшись в свой богатый словарь. Однако, после того как на этой неделе запись интервью стала вирусной, над бизнесменом начали шутить. Люди, бедные духом, предложили свои варианты слова «миллиардер»: денежный вампир, барон-разбойник, а также другие фразы – слишком грубые, чтобы их повторять.

Хотя неловкие попытки Шульца изменить значение слова могут показаться смешными, они и познавательные. То, чего он безуспешно пытался достичь в этом интервью было ровно тем, чем сверхбогатые успешно занимались на протяжении десятилетий: обоснованием своих несправедливых богатств через использование эвфемизмов, усилением неравенства с помощью ложных синонимов. Можем назвать это отмыванием богатеев wealth-washing (в оригинале wealth-washing по аналогии с white-washing – то есть практику использовать в кино актеров-европейцев на роли с другими этносами). Возьмем, к примеру, слово “филантроп”, означающее “богатого человека, что не хочет платить налоги или достойные зарплаты, но хочет быть почитаемым за то, что он иногда даёт деньги какому захочет благотворительному обществу”. Сверхбогатые великолепно поработали над тем, что уклонение от налогов стало считаться благотворительностью. Из-за этой загадки стал известен голландский историк Рутгер Брегман. Рассуждая на форуме в Давосе, Брегман заявил, что бизнесу нужно “прекратить говорить о благотворительности, и начать говорить о налогах”. Брегман был изумлен, что никто не говорил об уходе от налогов: “Казалось, что я был на форуме пожарников, но было запрещено упоминать воду”.

Другой момент, используемый в связи с wealth-washing, связан с экономикой протекающих богатств. Эта идея всё время выставляется на показ, несмотря на грустную правду, что богатые продолжают богатеть, а бедные беднеть. Действительно, недавний отчет Oxfam показал, что богатейшие 26 людей в мире владеют стольким же количеством средств, сколько беднейшие 50%. Тем не менее, даже с фактами против них, сильные и богатые продолжают проповедовать, что мы все выиграем, если накачать пару индивидуумов и корпораций деньгами.

После комментариев Брегмана об уходе от налогов в Давосе, Кен Голдман, бывший финдиректор Yahoo, отреагировал словами о рекордной занятости. Но как Винни Бьянима (исполнительный директор Oxfam) заметил, “занятость” может быть риторической уловкой. “Вы считаете не те вещи”- сказала она: “Вы смотрите не на достоинство людей, а на то, насколько их эксплуатируют”.

Другим прикрытием для сверхбогатых часто является идея, что они “сделали себя сами”. Это значит, что они сами заработали свой капитал, что они его заслуживают. Значит, любой из нас может стать миллиардером, если мы будем хорошо работать. Идея снимает ответственность с системы и фокусируется на индивидууме. И действительно, Шульц использовал этот аргумент в прошлом месяце в интервью MSNBC. “Меня также критикуют за то, что я миллиардер”, говорит Шульц. Но “Я сделал себя сам, я вырос в Бруклине, Ньй-Йорк. Я полагал, что это американская мечта. Вы будете меня критиковать за то что я успешен?”. Отдадим Шульцу должное – в отличие от Трампа, которые тоже любит претендовать, что он сделал себя сам, он не унаследовал миллионы от отца. И хотя он, без сомнений, работал в поте лица, никто не может «сделать себя сам». Как Шульц отмечает, он вырос в субсидированном федеральном жилье в Нью-Йорке, налоги помогали платить за проживание там. И для этого нужны налоги – защититься от черного дня, что позволит каждому достичь успеха, неважно, откуда они начинают. Дать веревку, по которой они смогут подняться. И, хотя они воспользовались ими сами, миллиардеры, такие как Шульц в негодовании от идеи, что люди, зарабатывающие больше 10 млн долларов, должны платить 70% предельной ставки налога.* Я бы назвала это жадностью, но я уверена, что Шульц предпочел бы назвать это “рациональной реакцией от людей с достатком”.

Источник   

* Мы считаем необходимым сделать важную ремарку к статье. Поскольку The Guardian никоим образом к освободительному движению не относится,то текст заканчивается социал-демократическим выводом, дескать высокие налоги способны сдерживать наиболее отвратительные стороны капиталистической системы. Это заключение мы ни в коем случае не считаем руководством к формированию собственной стратегии и тактики. Со стратегической точки зрения для нас не имеет значения, кто нам противостоит, неолиберальное государство, управляемое олигархами или вэлфер-стейт с социал-демократическим парламентом: любое государство должно быть уничтожено. Не высокие налоги, а экспроприация путем восстания всех средств производства и их передача органам народного самоуправления – в этом заключается наша стратегия.

About the Author

Related Posts

Leave a Reply

*