Давление ФСБ и режимных медиа на анархистку Екатерину Муранову

Кажется, ФСБ раздражает внимание, которое привлекают дела “за оправдание” поступка Михаила Жлобицкого. Против карельской анархистки Екатерины Мурановой, ставшей фигуранткой такого дела, развернули целую операцию в проправительственных медиа.

Екатерину, уже находящуюся под преследованием за “оправдание терроризма”, задержали в ноябре с некими наркотиками (“трава и ещё что-то”). Позиция Екатерины по этому делу была непоследовательна – СМИ она заявила, что наркотики ей подбросили, а у следователя призналась в том, что купила их в интернет-магазине.

После Екатерину на улице встретил сотрудник ФСБ, который принудительно отвёз её в здание местного ФСБ. Там на неё было оказано давление, чтобы Екатерина более не общалась с представителями СМИ. Она не проявила себя достаточно твёрдо, и попыталась оправдаться в духе “невиновата я, они сами пишут”. Разговор был записан сотрудниками ФСБ на видео, и испольован для дискредитации оппозиции – слова Мурановой растиражировали прокремлевские СМИ, с посылом вроде “обвиняемая в оправдании терроризма анархистка собирается судиться с либеральными СМИ”.

Только реальность оказалась далека от пропагандистских статей. Муранова написала жалобу как раз на сотрудника ФСБ, который запрещает ей общаться с прессой.

Поведение Мурановой, правда, всё равно вызывает много вопросов. Что можно сказать по этой ситуации?

1) Очевидно, Муранова просто не нашла в себе достаточных сил, чтобы занять твёрдую позицию у следователя. Это можно понять – девушка, находящаяся под прессом репрессивных органов, может чувствовать себя крайне незащищённой перед их лицом, и пытается избежать неприятностей подстраиванием под позицию следствия. Однако таким образом она делает хуже, прежде всего, себе. Следователь – не друг и вообще не человек, его единственная задача – навредить. Соглашаясь с ним, ты не помогаешь себе, но только вредишь. Так и здесь, необдуманные слова Мурановой используются теперь в СМИ против неё и против оппозиции в целом.

2) Вызывает недоумение, что Екатерина признаёт вину у следователя, но занимает противоположную позицию в СМИ, утверждая, что наркотики ей подкинули. Обе позиции становятся достоянием общественности, противоречат друг другу, и вызывают, в первую очередь, недоверие к самой анархистке и её словам.

3) Наш коллектив негативно относится к наркотикам, но вопрос употребления их – личное дело каждого. Тем более, если речь идёт о траве. Человек не может быть лишён поддержки только на том основании, что он что-то употребляет. Несомненно, что Екатерина, преследуемая за слова и позицию, не потеряла бы поддержку, в случае, если стало бы известно о её употреблении наркотиков. Гораздо хуже – обман и отсутствие чёткой позиции, что с гораздо большим основанием может вызвать недоверие к ней.

4) Также вся эта история является дополнительным напоминанием, насколько употребление наркотиков может подставить активистов, особенно уже преследуемых уголовно. Употребляющий наркотические вещества активист, в случае заинтересованности им органами, будет выявлен как потребитель наркотиков, и сам таким образом подводит себя под уголовное преследование по неполитической статье. При этом “наркостатьи” зачастую являются гораздо более тяжёлыми, чем политические, что в отдельных делах побуждает обвиняемых, напуганных тяжестью статей, делать различные глупости.

5) И, конечно, Муранову необходимо поддерживать. ФСБ преследует её за слова и позицию, а это недопустимо в любом случае. С другой стороны, совершенные Екатериной ошибки должны стать уроком для каждого.

About the Author

Related Posts

Leave a Reply

*