Для эффективной международной солидарности нужно сильное анархическое движение

Итак, Турция со дня на день начнет вторжение в Рожаву, где сирийские курды на практике пытаются реализовать некоторые идеи прямой демократии, и где курдская революция  искореняет самые лютые мракобесные пережитки. Такие например, как безраздельная власть мужчин над женщинами, старших членов коллектива над младшими. Но светлый социальный эксперимент возможно очень скоро окажется в прошлом. Турецкая регулярная армия и союзные ей сирийские исламистские группировки готовят вторжение в Сирийский Курдистан. И они, к сожалению, реально могут сокрушить курдское сопротивление в Рожаве, как ранее в курдском кантоне Африн. 

Социальный эксперимент в Рожаве — это не только предмет восхищения для многих анархистов и леваков. Западные политики, включая действующего американского президента Трампа, в своей пропаганде упоминали о своей помощи героическим повстанцам, которые внесли решающий вклад в уничтожение халифата. Про курдское сопротивление говорят с трибун парламентов, о нем рассуждают на публичных лекциях,  про курдских партизан снимают фильмы. Но теперь, когда с турецким диктатором Эрдоганом были достигнуты выгодные договоренности, курдов оставляют во враждебном окружении. Вся надежда курдов теперь — их “калашниковы” и партизанская удача.

Первый, довольно банальный, но от этого не менее верный вывод из сложившейся ситуации — нельзя верить политикам и государственным деятелям. Они всегда предадут. Мы это видели раньше, мы это видим вновь. Американские власти использовали курдов для борьбы с ИГ, но теперь им выгоднее договорится с Эрдоганом. И они договариваются с Эрдоганом. Прогрессивное общественное устройство для них никогда не было самоцелью. Это политики, у них другие представления о правильном и неправильном. 

Другой вывод касается низовой международной солидарности с Рожавой. Вообще, когда смотришь на нынешние западные демонстрации в поддержку курдской конфедерации, возникает некоторое недоумение. Есть вроде привычная “антиимпериалистическая” повестка — протестовать против ввода американских войск в очередную страну. Так было во время войны во Вьетнаме, во время войн в Кувейте и Ираке, и так далее. Но протестовать против вывода американских войск (а Эрдоган начнет наземную операцию только после того, как американские солдаты покинут Рожаву)  — это для левых очевидно новое явление. Что-то отдаленно похожее было возможно в 1994-м, во время геноцида в Руанде, но тогда левые так и разобрались, следует вводить “империалистические” войска, или нет. 

В то же время, анархисты во многих странах мира пытаются повлиять на ситуацию прямым действием, то есть путем атак на турецкие представительства. Связанные с турецкими властями и турецкими исламистскими организациями объекты  анархисты поджигают и взрывают. Подвергаются нападениям и западные предприятия, сотрудничающие с Турцией в области военной промышленности. Поэтому возникает мысль: если бы анархическое движение на постсоветском пространстве представляло реальную силу, то и мы бы могли развернуть радикальную кампанию солидарности с Сирийским Курдистаном. В самом деле, нет у революции, произошедшей не в масштабе всей планеты, а в одном только ее уголке, более мощной защиты от иностранной агрессии, чем международная поддержка. Мы ведь не верим в дипломатические игры и прочие политические уловки. Впрочем, происходящие события являются наглядным подтверждением того, что возможность защитить революцию дипломатией является иллюзией. В то же время, глобальные и радикальные действия против Турции возможно повлияли бы на ситуацию. Способность анархистов к практической международной солидарности является таким образом аргументом за развитие анархического движения.

Эрика Селеш


About the Author

Related Posts

Leave a Reply

*