Взрыв бомбы, как удел самых честных и искренних – 100 лет и больше

Анархисты взрывали бомбы. Взрывали врагов и взрывали себя, чтобы не попасть в руки врагов живыми. Взрыв – как утверждение преданности идеалу. Всегда, на протяжении всей истории нашего движения. Один из таких самых известных взрывов произошел 100 лет назад. 25 сентября 1919 года несколько боевиков, принадлежавших к анархистам подполья и входивших в Всероссийский Повстанческий Комитет Революционных Партизан, взорвали помещение Московского Комитета РКП(б), расположенный в Леонтьевском переулке. Жертвами этой атаки стали 12 большевиков.

Последствия взрыва

Подпольной деятельностью в тылу у красных и белых занималась Всероссийская организация анархистов подполья. По сути, это была федерация автономных повстанческих ячеек. ВОАП окончательно сложилась в начале лета 1919 года. 17 июня большевики расстреляли начальника штаба Махно, левого эсера Озеровова, а также других видных участников махновского движения Костина, Полунина, Добролюбова, Михалёва-Павленко, Бурбыгу, Олейника, Коробко. По приказу из Кремля Красная Армия попыталась уничтожить повстанческие силы, велась охота за самим Махно. Казнь, устроенная красными жандармами, требовала ответа. В то же время у анархистов имелся стратегический расчет на то, что террористические действия в тылу у белых и красных приведут к новому антивластному социальному взрыву. Ведь тогда, в начале лета 1919 года, против большевиков поднялась Украина, в центральных регионах бастовали рабочие, несмотря на репрессии чекистов. Вдохновительницей ВОАП стала Мария Никифорова, выдающаяся анархистка, которую царские власти приговорили в 1907 года к смертной казни за террористические акты и экспроприации. В 1910-м Маруся, как ее называли в революционных кругах, участвовала в легендарном побеге из Московской женской каторжной тюрьмы, организованном эсерами-максималистами. У истоков ВОАП также стоял Витольд Бжостек, муж Никифоровой, польский анархист, бывший участник известной анархистской организации «Черное знамя». Он и Маруся взяли на себя террор в тылу у белых; в частности, планировалось убийство самого Деникина. Этим замыслам  революционеров не суждено было сбыться, их арестовала контрразведка Вооруженных сил Юга России. Белые повесили Марию Никифорову 11 сентября 1919 года. Витольд Бжостека расстреляли. Но помимо группы легендарной Маруси существовали и другие ячейки. Некоторые из них сосредоточили свои усилия на борьбе в тылу большевиков.

Мария Никифорова. Тюремная фотография

В деятельности подполья участвовали помимо анархистов максималисты и левые эсеры. Для атаки на Московский Комитет большевиков в Леонтьевском переулке был создан Всероссийский Повстанческий Комитет Революционных Партизан, куда входили представители этих трех революционных направлений. Одним  из организаторов взрыва стал Донат Черепанов, член ЦК Партии левых социалистов-революционеров в 1918 году. Крупнейшая за всю Гражданскую войну (возможно крупнейшая за все советское время) экспроприация кассы Тульского патронного завода была произведена участниками Московской организации анархистов подполья «по наводке» тульских максималистов, в акции помимо анархистов принимали участие московские левые эсеры и максималисты. Значительная часть экспроприированных денег пошла на развитие тульской максималисткой организации. Осуществлялись и другие экспроприации комиссаровых сбережений, где анархисты выступали вместе с максималистами и левыми эсерами.

В Москве лидерами революционного антибольшевистского подполья, помимо уже упомянутого Доната Черепанова, были анархисты Казимир Ковалевич и Петр Соболев. Соболев лично участвовал в атаке на Московский комитет партии большевиков, именно он бросал бомбу. Инструкции о внутреннем устройстве здания боевики получили от Черепанова, ему дом в Леонтьевской переулке был хорошо известен, поскольку в 1918 году в нем работали Центральный и Московский комитеты ПЛСР. Чекистские материалы из изданной в 1920 году, незадолго после описываемых событий, «Красной книги ВЧК», в которой взрыву в Леонтьевском переулке отведен целый раздел, содержат протокол допроса анархиста Александра Барановского чекистами. Барановский рассказывает об атаке. Приведем отрывок из этого рассказа:

«Взяв ее (бомбу), мы пошли в Чернышевский пер., где нас дожидались уже другие участники взрыва. Я перелез через ограду в Чернышевском переулке. Соболев передал мне бомбу на ограду. Я бомбу положил на землю внутри ограды, затем влез опять на ограду и помог Соболеву перелезть в свою очередь. Затем мы вместе с ним подошли к дому; Петр попробовал, удобно ли влезть по лестнице на балкончик; влезая туда, осмотрел место, потом слез. Вместе с ним мы подошли к лежащей у ограды бомбе, он зажег шнуровую зажигалку, обыкновенно употребляемую для раскуривания, положил ее в карман, бомбу взял подмышку и взлез опять на балкончик, зажег зажигалкой бикфордов шнур бомбы и бросил ее в окно. Я подождал, когда он спустится с балкончика, затем взлез на ограду и, обернувшись назад, увидел, что Петр запутался в ветках и упал. Я перескочил тогда через ограду, через некоторое время на ограде появился Петр и в это время раздался взрыв, которым Петр был сброшен на землю. Он поднялся, и мы пошли с ним в сторону Тверской ул.»

Александра Барановского чекисты расстреляли. К тому времени, когда он давал эти показания, его товарища Петра Соболева уже не было в живых. Вскоре после взрыва он и Казимир Ковалевич были окружены красными жандармами. Оба отстреливались при задержании, бросали во врагов бомбы, и оба погибли. Фотографии тел анархистов были выставлены на обозрении в чекистской прессе. Напоминает нынешнюю ФСБэшную практику показывать в государственных новостях задержанных и убитых, не так ли? Пропагандистские приемы российского государства не сильно изменились со времен охранки и ЧК. Еще шестеро анархистов подполья скрывались после взрыва на даче в подмосковном Красково. Дом был окружен красными. Тогда эти шестеро повстанцев совершили коллективный самоподрыв. Имена этих героев, которые погибли в серый осенний день 100 лет назад, мы находим в той же «Красной книге ВЧК». То, что они упоминаются лишь в документах большевистского государства, не повод для того, чтобы не привести их здесь. Вот они: Яша Глазгон, Вася Азов (Азаров), Митя Хорьков, Захар (хромой), некто по имени Мина, Таня (Дедикова).

Картинки по запросу Взрыв в леонтьевском переулке Дача в Красково
Взорвнный дом в Красково


Самоподрыв анархистов в сентябре 1919 года не может не навести на мысль о нашем самом героическом современники, Михаиле Жлобицком. Он тоже выступил с бомбой в руках против ФСБ. Он тоже не надеялся выжить. И благодаря архангельскому взрыву весть о пытках и других злодеяниях ФСБэшников разнеслась по всей стране. Да, анархисты всегда взрывали бомбы…

Михаил Жлобицкий

Идеи, которые высказывали анархисты подполья, актуальны и сегодня, несмотря на прошедшее время. Всероссийский Повстанческий Комитет Революционных Партизан взял на себя ответственность за взрыв в тот же день, 25 сентября. В воззвании боевиков указана причина атаки на большевистское собрание: расстрел махновских командиров в июне. «Смерть за смерть!» – писали повстанцы. На насилие государства должно отвечать насилием, считали революционеры. Точно также, «смерть за смерть», народник Сергей Степняк-Кравчинский объяснял убийство шефа жандармов Мезенцева в 1878 году; Степняк-Кравчинский мстил за расстрел участника одесского пропагандистского народнического кружка Ивана Ковальского. «Т.к. ФСБ охуело, фабрикует дела и пытает людей, я решился пойти на это» – это слова Михаила Жлобицкого, которые он опубликовал незадолго до самоподрыва. Радикальное прямое действие как ответ на насилие государства, на казни, пытки и унижение человеческого достоинства. Так было и так будет.

В «Декларации анархистов подполья», распространяемой антибольшевистскими повстанцами, очерчены контуры будущего вольного строя. Эти представления о новом обществе очевидно вдохновлены анархо-синдикалистскими идеями. Так, революционеры пишут: «Да здравствует федерация всех трудящихся: 1) транспортников, 2) почт и телеграфа, 3) сельского хозяйства, 4) добывающей и обрабатывающей промышленности, 5) работников снабжения, 6) вольных партизан, 7) федерация развития – науки, искусств и образования. Да здравствует их вольная конфедерация!»

Предлагая эту альтернативу, анархисты говорили о необходимости уничтожения государства и того зла, которое от него исходит: «Долой ложь государственного социализма, диктатуры пролетариата и других диктатур! Долой смертную казнь, физическое насилие государства и все формы гнета! Долой гнет капитала! Все для всех на равных правах». Таким образом, мы видим гуманистический посыл анархических террористов. Предлагая насилие в качестве основного метода борьбы с большевистским государством, они подчеркивали, что в новом обществе насилие будет сведено к минимуму.

Интересна и по сей день актуальна критика анархистов подполья в отношении тех представителей анархического движения, которые выбрали мирное сосуществование с новыми кремлевскими правителями. Приведем здесь ее фрагмент:

«Эта сторона – позорная роль легальных, так называемых анархистов, от анархо-большевиков, до ”склонных к подполью”, но только не теперь, их престыдное пособничество казенному обману. Именно они виноваты в том, что в течении двух лет самодержавцы могли безнаказанно морочить массы, указывая, что анархисты идут в Красную армию и в советские учреждения, даже анархисты признают, что Советская власть защищает интересы трудящихся, именно они дали большевикам возможность писать, что ”никакая анархическая группа не причастна к листовке Где выход”, что ”никакая анархическая группа не ведет террора против властителей”» .

Словами анархистов подполья, написанными 100 лет назад, можно отвечать сегодняшним легалистам, которые призывают идти в государственные армии под командование генералов и министров. А также тем, кто отказывают Михаилу Жлобицкому в принадлежности к анархическому движению, тем, кто предпочитают замалчивать его героический поступок, ссылаясь на  репрессии. Тем, кто говорит о невозможности строить и развивать анархическое движение в условиях ФСБэшных преследований.

Последним из организаторов взрыва в Леонтьевском переулке был арестован бывший член ЦК Партии левых эсеров Донат Черепанов. Его схватили в феврале 1920-го. На допросе в ЧК, в присутствии самого Дзержинскиго, зная о неминуемой казни, он говорил об идеях революционеров, ведущих антибольшевистскую борьбу в подполье. «Этот акт, по нашему мнению, должен был революционизировать массы и указать путь, по которому должны идти настоящие революционеры: путь террора и ударов по голове насильников»  – так Черепанов объяснял мотивы повстанцев. Уже в самом конце допроса он бросил в лицо красным палачам: «Об одном я сожалею: при аресте меня схватили сзади и я не успел пристрелить ваших агентов». Антибольшельшевистские повстанцы были безусловно смельчаками и героями. Эта безграничная смелость революционеров прошлого жила и будет жить в поступках наших современников. Пример тому – герой наших дней Михаил Жлобицкий.  

Эрика Селеш


About the Author

Related Posts

Leave a Reply

*