Северино Ди Джованни. Анархистский террор в Аргентине

Итальянский анархист Северино Ди Джованни прославился, как и многие иные итальянские анархисты, серией взрывов и террором против “классовых врагов”. В двадцатилетнем возрасте он включается в анархистское движение, но практически сразу после этого к власти в Италии приходят фашисты. Джованни, как и многие итальянские антифашисты, вынужден эмигрировать. Новой родиной избирается Аргентина, где в эти годы действует сильнейшее анархистское рабочее движение.

В Аргентине Джованни выпускает собственную анархистскую газету и ведет антифашистскую пропаганду. В своей пропаганде он пытается противостоять как фашистам, так и антифашистам из политических партий, которым он, подобно многим анархистам, не доверял.

Тип деятельности Джованни резко меняется после приговора Сакко и Ванцетти в США. 16 мая 1926 года Джованни с товарищами закидывают бомбами посольство США в Буэнос-Айресе. Вскоре полиция начинает аресты итальянских анархистов. Задерживается и Джованни. Его пытают пять дней, но он не сознается сам во взрыве и не выдает товарищей, после чего полиция решает что он, наверное, действительно не при чем. Джованни выходит на свободу.

Взрывы продолжаются. Джованни и компания взрывают статую Джорджу Вашингтону и закладывают бомбы в американских компаниях. Все это вызывает шум в прессе, и офицер полиции Эдуардо Сантьяго, ответственный за расследование, клянется победить всех анархистов. Анархисты вызов принимают и на следующий день взрывают его дом. Самого офицера не оказалось там в этот момент по чистой случайности.

Но Сакко и Ванцетти в США все таки казнят в 1927 году. В Буэнос-Айрес, как и во многих городах мира, вспыхивает всеобщая забастовка. Шумиха, вызванная процессом и протестами подвигает директора табачной компании Combinados предложить жене Николы Сакко контракт на производство сигарет марки “Сакко и Ванцетти”. Ответ не заставил себя ждать – 26 ноября анархисты забрасывают бомбами магазин этой компании. Вскоре взрывы раздаются и в штаб-квартирах нескольких американских банков. Самая громкая акция должна была состояться с визитом в Аргентину американского президента Герберта Гувера. Анархисты планировали взорвать его поезд. Но анархист из группы Джованни, который должен был заложить бомбу, был задержан полицией. В последствии Джованни пытался освободить плененного товарища. Для подкупа тюремной охраны были совершены экспроприации и захвачена большая сумма денег. Но плану так и не было суждено сбыться.

Помимо антиамериканского террора солидарности с Сакко и Ванцетти, Джованни продолжает и антифашистскую борьбу. В мае 1928 года анархисты атакуют итальянское консульство в Аргентине. В результате нападения девять фашистов убиты, тридцать четыре – ранены. Помимо этого, анархисты также атаковали дом сотрудника итальянской тайной полиции и попытались взорвать аптеку, принадлежащую итальянскому фашисту.

Серия взрывов в анархистской среде воспринимается неоднозначно. Некоторые из анархистских лидеров сами испуганы волной террора и критикуют бомбистов. Все это приводит к обострению внутренней борьбы между анархистами, которая заканчивается убийством Эмилио Лопеса Аранго – редактора анархистского журнала Ла Протеста, убежденного противника взрывов. Убийц Аранго так и не нашли, но главными подозреваемыми была группа Северино Ди Джованни.

В 1930 году в стране происходит военный переворот, и к власти приходят военные, которые берутся за расплодившихся в стране анархистов. Не избегают своим вниманием и Джованни. Задержать его, правда, весьма проблемно, ибо при попытке это сделать, Джованни убивает полицейского и сбегает. Впоследствии, впрочем, это удается после еще одной перестрелки, в которой Джованни и часть его товарищей ранены, а другая часть убиты.

Джованни предают военному трибуналу. Государство назначает ему адвоката, лейтенанта Хуана Карлоса Франко. Тот так энергично защищает Джованни, что власти решают арестовать и его тоже. А заодно разжаловать из армии. После этого никто Джованни защищать уже не хотел. Его приговаривают к смертной казни и расстреливают 1 февраля 1931 года, в возрасте 29 лет. Его последними словами были “да здравствует анархия”.

About the Author

Related Posts

Leave a Reply

*