Интервью с анархистом и антифашистом Вячеславом Лукичевым

Вячеслав Лукичев — анархист и антифашист, ставший в прошлом году фигурантом сразу нескольких уголовных дел. Сначала Лукичевым заинтересовались СБУ и Интерпол по подозрению в нападении в Киеве на Дмитрия Ивича, бывшего ветерана АТО, защитника донецкого аэропорта и бывшего активиста нацистской организации С14. А к концу года Лукичев был арестован ФСБ по обвинению в администрировании телеграм-канала «Прометей», на котором он, якобы, «оправдывал терроризм». Связались с Лукичевым и расспросили его обо всех этих историях. Вячеслав рассказал, чем занимался до этих историй, как пришёл к анархизму, как антифашисты требовали от него сдаться украинским властям и оговорить других людей и организации, о том, каково сидеть по террористическим статьям и чего добиваются ФСБ, репрессируя анархистов.

Вячеслав Лукичев

– Привет! Расскажи о себе? Как ты пришёл к анархизму, в чём заключалась твоя деятельность до твоих злоключений с законом?

Привет. К анархизму пришёл благодаря музыке и книгам. Читал, сравнивал разные системы и делал выводы что лучше, а что хуже, что больше подходит подходит мне.

Я занимался администрированием Прометея, вечно перечитывал новости и писал посты. Когда-то у меня была библиотека (либертарная), ей занимался. Какие-то мелкие акции солидарности проводил.

– В прошлом году ты стал героем сразу нескольких громких историй, в результате чего тобой заинтересовались сразу СБУ, ФСБ и Интерпол. Не каждый анархист может похвастаться таким списком неприятелей. В результате, каждая история обросла большим количеством слухов, и на них пытаются, кажется, спекулировать в своих целях совершенно разные политические силы. Ты мог бы пролить свет на то, как обстояло дело в реальности. Начнём с украинской истории. В Украине тебя обвиняют в нападении на Дмитрия Ивича, бывшего ветерана АТО, защитника донецкого аэропорта и бывшего активиста С14. Можешь рассказать об этом происшествии?

Да, в прошлом году что-то совсем жестко вышло.

Я по случайности участвовал в нападении на АТОшника. Вышло что вышло.

– Ты россиянин, заявлял публично что состоишь в «Народной Самообороне». Украинские нацисты, СБУ, а также некоторые анархисты и антифашисты связывают нападение с организацией украинских анархистов «Революционное Действие», и утверждают, что ты действовал по приказу беларуского анархиста Александра Францкевича, якобы организовавшего это нападение. СБУ недавно депортировала Францкевича из Украины, обвинив его в том, что он предоставлял тебе ночлег. Что ты об этом скажешь? Какое отношение РД и Францкевич имеют к нападению на Вербича? Знаком ли ты с Францкевичем лично?

Забавно, что все связывают меня то с РД, то с Францкевичем. С ним я лично не знаком вообще.

Я в Киеве снимал квартиру посуточно и там никаких анархистов не было)

Так же и заданий никаких и ничьих я не выполнял. Ни КГБ, ни ФСБ, ни РД)

Так что всё, что касается теорий и слухов, все неверно и необоснованно.

– История чем-то закончилась? Ты всё ещё в розыске СБУ? С тобой выходили на связь друзья Вербича?

История ничем не закончилась ещё. Я пытался к чему-то прийти с пострадавшим, но лично с ним не дали мне общаться. Общение было с его другом, который убеждал меня сдаться. Так же склонял сдаться один достаточно известный в узких кругах человек из Москвы.

– То есть тебя убеждали сдаться украинским спецслужбам кто-то из анархистов и антифашистов? Что-нибудь ещё они от тебя требовали?

Да, убеждали и требовали люди из среды Антифа. Убеждали сдаться и сдать других. И уже тогда мне говорили, что я знаком с Францкевичем, что нападение было от РД и прочее.  Не знаю как у них все это в голове укладывается.

– А вы знали что он из АТО? Почему вы решили на него напасть?


Не знали конечно. Он же не носит табличку «я киборг».

– Как потом вы оценили эти события? Что думаешь постфактум об этом?

Прыжок вообще был глупым и лучше бы не произошло всего этого. Вот что я думаю.


– Когда тебя задерживали ФСБ, они вспоминали эту историю? Были угрозы выдать тебя СБУ?

Да, при задержании ФСБ естественно припомнилось все это, само собой.

– В ноябре прошлого года ты был задержан ФСБ по обвинению в администрировании телеграм-канала «Прометей», на котором ты, якобы, разместил текст в поддержку Михаила Жлобицкого. После этого «Прометей» был захвачен сотрудниками спецслужб. На нём появились фотографии, на которых ты спишь в кабинете оперативника. Подпись гласила, что ты «сдал всех своих друзей». Когда ты вышел, журналист Павел Никулин заявил, что «интересно было бы почитать его протокол и узнать что он говорил». Можешь удовлетворить его любопытство и прокомментировать тот пост ФСБ? Ты сдал кого-то?

Я никого не сдавал, ибо сдавать не в чем элементарно даже. Интересовались НС и активистами НС, а я член-индивидуал, я жил в отдельной области и никого не знаю. Один раз с Речкаловым виделся, но тот не знакомил с другими людьми.

– Как ты считаешь, допустимо ли сотрудничать со следствием и давать показания на своих товарищей?

Нет, показания на товарищей давать определённо нельзя.

– После твоего задержания было много вопросов. Например, как сотрудники ФСБ получили доступ к аккаунту администратора? Ты выдал им свой аккаунт?

Нет, я не выдавал аккаунт, они копировали сим создателя. Но тут моя вина, что сим была на имя родственника.

– Почему ты решил признать вину? Обычно анархисты наоборот предостерегают от этого. Сейчас ты считаешь, что это был правильный шаг с твоей стороны?

Не знаю правильно ли было признать вину или нет. У меня не было других вариантов на мой взгляд. У подруги обнаружили акк админа и могли подруг приплести и я признал вину, огородив их от опасности. В дальнейшем я изменил показания вообще.

– После этого по всей стране прошла волна обысков у анархистов. Особенно интересовались «Народной Самообороной» и возможными связями с Жлобицким. В связи с этим развернулась дискуссия — некоторые журналисты утверждали, что целенаправленных репрессий нет, а если и есть, то они никак не связаны с НС. Ты, как человек, которого коснулись репрессии, которого ФСБ допрашивала, что можешь сказать на эту тему? Являются ли обыски, аресты и уголовные дела случайными? Является ли случайным твоё дело? Или это давление на всех анархистов? Или преследуют конкретно «Народную Самооборону»? Что говорят сами ФСБ, какую роль в суде имели твои предполагаемые связи с НС?

Да, это репрессии против анархистов и особенно против НС. Обещали раздавить эту организацию и не дать жить в этой стране всем ее членам.

– Расскажи о тюрьме. Как сидят обвиняемые в террористических статьях? Какое отношение к тебе было со стороны тюремного персонала, других заключенных?

Я сидел только с террористами и с людьми, у кого убийство с особой жестокостью. Со стороны сотрудников отношение было разное. От сотрудника зависит. В основном плохое, ведь «невиновные не сидят тут»

– Как поддержать политзаключенного? Чувствовал ли ты поддержку с воли, или наоборот ощущал себя забытым всеми? Что могут делать люди на воле, чтобы поддержать политзека?

Я ощущал поддержку, хоть цензура не пропускала наверное 2/3, если не больше.

Это неописуемо важно. Наверное письма и открытки были тем немногим, что не давало сойти с ума там. Очень важно с кем-то общаться, держать контакт.

– Как на твоей жизни отразился статус осужденного за террористические преступления человека? Есть ли какие-то проблемы в государственных структурах, при трудоустройстве, взаимодействии с другими людьми?

Пока ограничений из-за статуса нет. Я не пользуюсь картами и не работаю официально.

– Чем ты планируешь заниматься дальше?

Планирую заниматься эко/зоо активизмом и запускать кооператив когда-нибудь.



About the Author

Related Posts

Leave a Reply

*