Чёрная Рука. Классовая война на юге Испании

Какие ассоциации у вас возникают при упоминании слов “черная рука”? Детские советские страшилки? В конце 19 века испанская буржуазия представляла себе кое-что пострашнее. Ведь “черной рукой” в Испании называлась тайная жестокая организация анархистов, “общество бедных против воров и палачей”. Как утверждалось, анархисты стремились создать в каждом населенном пункте собственный народный суд, который должен был судить и карать преступления буржуазии.

В 1881-1882 годах в испанском южном регионе Андалуссия вовсю развернулась самая настоящая классовая война. Преимущественно крестьянский по своему населению регион страдал от засухи. Как это часто бывает, все невзгоды бедствий и кризисов на своих плечах пришлось сносить тем, кто и создавал все общественные блага – крестьянам и рабочим. Крестьяне голодали, рабочих увольняли и выкидывали на улицу, буржуазия продолжала купаться в роскоши и пользоваться всеми благами цивилизации, производимой голодными и нищими. Голодным и нищим это, конечно, не нравилось. Почему если рабочие и крестьяне производят всё, они ничего не имеют, но всё достается буржуазии? Ситуация обострялась тем, что Андалуссия, как и вся Испания, находилась под сильнейшим влиянием бакунинского анархо-коллективизма. И без того популярные бакунинские идеи под влиянием кризиса и нищеты стали получать еще большее распространение.

Всё это привело к настоящей партизанской войне крестьян с буржуазией и войсками. Прямые столкновения случались не столь часто, хотя доходило и до этого. Крестьяне могли поднимать открытые восстания, и пытаться взять штурмом тот или иной город. Требовали одного – работы, чтобы прокормить себя и свои семьи. Но восстания влегкую подавлялись испанской армией, а потому более распространенными и повсеместными были иные действия – поджоги и убийства богатых землевладельцев и представителей буржуазии, налёты на поместья и прочие прелести испанской крестьянской герильи. Всё в лучших романтических традициях легенд о каком-нибудь Зорро.

В этих условиях и становится известно о существовании некой “Черной Руки”. Вскоре испанские власти арестовывают несколько тысяч (от трёх до пяти, по разным данным) анархистов, крестьян и безработных, и рапортуют о раскрытии анархистской подпольной организации. Существовала ли “Черная Рука” на самом деле – до сих пор остаётся вопросом. Часть исследователей допускает существование этой организации. Некоторые склонны считать это полицейской фальсификацией. Но как бы там ни было, крестьянская герилья и популярность анархизма в те годы в Андалуссии, остаются фактом. Вполне возможно, что повстанцы действительно взяли себе такое название. Либо что различные повстанческие группы власти самостоятельно объдинили в одно дело под названием “Черной Руки”. Разве имеет это какое-либо значение – называли ли в действительности себя повстанцы “Черной Рукой”, или это придумала полиция? Имеет значение сам факт сопротивления.

Крупнейшая анархистская организация Испании – “Федерация Рабочих Испанского Региона” – осудила деятельность “Черной Руки”, заявив что борьба не может вестись нелегальными методами. В репрессиях против “черной руки” видели борьбу, прежде всего, против растущего влияния анархизма и попыток крестьян организоваться в борьбе за свои права. Такая позиция пришлась не по вкусу многим. Когда анархистских крестьянских повстанцев казнят на площадях – молчать было преступлением. Потому организации ответил из Швейцарии сам Петр Кропоткин, в своей газете “Le Revolte” заступившийся за “Черную Руку”. А в среде испанских анархистов произошёл раскол – от “Федерации Рабочих Испанского Региона”, стоящей на анархо-коллективистских и легалистских принципах, откололись анархо-коммунисты, всячески одобряющие нелегальную борьбу.

Новые анархисты, вдохновленные “Черной Рукой”, поняли, что борьба не может быть легальной, что лучшими методами для борьбы служат бомба и револьвер. Они откололись от анархо-коллективистского легалистского рабочего движения, и принялись формировать ячейки по пять-десять человек, которые считали, что без насилия и никакой социальной революции не настанет. Кропоткинский анархо-коммунизм для них изначально послужил скорее противовесом бакунинскому анархо-коллективизму, распространённому среди легалистов. Таким образом, анархо-коммунизм в Испании начал распространяться, с самого начала, не столько благодаря каким-то идеологическим преимуществам, сколько по коньюктурным соображениям, как протест против соглашательства анархо-коллективизма.

Это определило последующую историю не только испанского анархизма, вскоре полностью перешедшего на рельсы анархо-коммунизма и насилия, но и всего испанского общества. Спустя полстолетия, в тридцатые годы двадцатого века, анархо-коммунисты уже являлись важнейшей политической силой Испании, контролирующей целые регионы и включающие в ряды своих организаций до 10% населения страны. Гражданская война в Испании являла собой ярчайшую страницу анархистской истории. А начиналось всё там – в 1880-ые годы в Андалуссии, герильей голодных крестьян-анархистов. Они, наверное, и подумать не могли, что с их выступлений в Испанию придут новый, коммунистический анархизм и святая эра динамита и политического насилия.

А “Черная Рука” надолго стала народным образом, пугающим представителей высших классов, и изображаемая в народном творчестве. Такой локальный андалузский Робин Гуд или Зорро.

About the Author

Related Posts

Leave a Reply

*