Что не так в репортаже “Медузы” к годовщине Полтавской битвы

Сайт “Медузы” в связи с круглой годовщиной Полтавской битвы обмазался Швецией. Типа в Швеции про Полтавскую битву забыли, а в России помнят, и поэтому там хорошо, а тут плохо.

На самом деле все кажется немного более сложным. Вот несколько пунктов:

1. «Ура, мы ломим, гнутся шведы» – в Швеции культурной, мол, подобного безобразия на трибунах не услышишь. Ага, а еще на шведских трибунах не сидят совсем чуваки в рогатых шлемах. Рогатые шлемы – это прямая отсылка к эпохе викингов, к тому самому «славному прошлому», о котором тут якобы если кто и вспоминает, то только совсем уж деревенщина. Это притом, что все-таки эпоха викингов к современной Швеции имеет отношение гораздо меньшее, чем Полтавская битва к современной России. Но историческая культура, плохая она или хорошая, она на этих самых трибунах видима и ощутима. При этом лично мне ни викинги не симпатичны (кто думает по-другому, прочитайте арабского автора Ибн Фадлана, в открытом доступе есть), ни Петр I.

2. А почему шлемы рогатые? Каждому археологу прекрасно известно, что рогатых шлемов у викингов не было. Этот выдуманный элемент боевой экипировки скандинавов – продукт национальной романтики 19 века. Рогатый шлем выглядит все-таки внушительнее обычного. В Швеции национальная романтика расцвела особенно ярко, к общеевропейским тенденциям добавилась национальная травма от потери Финляндии в результате русско-шведской войны 1808-1809. Все таки шведское государство лишилось половины территории и трети населения. Но и о Северной войне, и о Полтаве в этот период очень хорошо помнили и скорбели. Целое столетие шведские деятели искусства демонстрировали своим современникам, дескать раньше были богатыри – не вы. То есть представление, что умные миролюбивые шведы про Полтаву сразу забыли и только про противостояние шляп и колпаков в «эру свобод» 18 века помнили, а дикий Ванька все это время Полтаву нахваливал, не соответствует действительности.

Кстати, войне 1808-1809 годов в российской исторической культуре отведено мало места, несмотря на завоевание Финляндии. Причина проста, Россия воевала со Швецией в союзе с Наполеоном, и формальным поводом к конфликту было принудить Швецию к блокаде Англии. А согласно российской и советской исторической мифологии, с Наполеоном «мы» воевали всегда, ну или почти всегда. Из этого было бы странным делать вывод, дескать Россия миролюбивая страна, и про войны в учебниках не пишут, тут ведь целую Финляндию отжали, а в учебнике вот пожалуйста, один абзац.

3. По мелочам. Памятников королям всяким, из которых «не делают национальных героев», в Швеции как грязи. Понятное дело, революции не было, поэтому не посносили. Самый массовый по числу участников марафон в лыжных гонках называется Васалоппет, «забег в честь Густава Васы» в вольном переводе. Якобы именно этот путь в 90 километров он проделал на лыжах, когда убегал от датчан в 1521 году. Этот как если бы у нас соревнования в честь Ивана Грозного называли. В России общественность возмутилась бы наверное. А шведам – ничего, тут же про королей и войны вообще никто не вспоминает.

Насчет неучастия Швеции в войнах. Так-то оно так, но вот на Аландских островах шведская регулярная армия высадилась в 1918 году, причем реальные боевые столкновения с местными красногвардейцами имели место. Шведское государство материально и морально поддерживало создание так называемой Шведской бригады из добровольцев, которая участвовала на стороне белых в Гражданской войне в Финляндии.

4. Отсутсвтие в жизни шведов милитаристской пропаганды. Вот тут реально авторы дали маха. Совсем недавно каждому жителю страны всучивали по брошюре, где черным по белому было написано, что если случится война, то будем все вместе отбиваться до последнего патрона ( https://www.kommersant.ru/doc/3635886 ). То есть нагнетание патриотической милитаристской истерии совершенно очевидное. Плюс регулярные учения НАТО на шведской территории. Можно аргументировать, что это дескать необходимость в современных политических реалиях, но не надо шведским властям приписывать того, чего нет.

5. Шведскому историку дескать  важно знать, все ли было сделано для спасения людей, утверждает “Медуза”, и именно под таким углом они якобы изучают Полтавскую битва и другие войны. Что важно среднестатистическому шведскому историку, этого авторы видео знать не могут в силу очевидной ограниченности материала, использованного при подготовке. В любом случае, авторы сами здесь занимаются тем, в чем обвиняют обожателей Полтавской битвы: смешивают в одну кучу научные методы и место события в исторической культуре.

6. Самый главный вопрос, это почему в Швеции жить очевидно лучше, чем в нынешней России. Рискну предположить, что отношение политиков, историков и народа к Полтавской битве здесь совершенно не при чем. Авторы видео восхваляют шведских политиков и историков, они якобы “о народе думают”. Но то, что сами простые люди могут становиться творцами истории и своими революционными действиями менять окружающую действительность, они забывают.  В Швеции, как впрочем и в России, в первые два десятилетия прошлого века было одно из самых боевых социалистических движений тогдашней Европы. В этом скорее всего заключается причина относительно высоких социальных стандартов на протяжении почти всего 20 века. Сейчас боевого революционного движения нет, и жизнь простых людей становится труднее.

Ко всему вышесказанному стоит добавить, что автор текста является противником «победобесия» и прочих российских государственнических исторических мифов. Но противопоставление российского и шведского отношения к Полтавской битве не объясняет современную социальную и политическую ситуацию в этих странах.

Эрика Селеш



About the Author

Related Posts

Leave a Reply

*