Инстинкт, биологизм и дегуманизация оппонента

Продолжаем разбирать статьи инициативы swarm. Ранее мы уже указывали на некомпетентность ребят в социальных сферах, таких как история, экономика, и тд. Теперь же обратим внимание на статью из сферы психологии и биологии. Эта статья обрушивается с критикой на анархистское движение. Автор утверждает, что у людей есть «сигнальные контуры, которые диктуют животное поведение». Этими контурами являются инстинкты, которые диктуют людям биологические программы, вынуждающие людей действовать в социуме определенным образом. Путём аналогий, автор пытается показать, что анархистская практика и агитация строятся не столько на какой-либо теории и осмысленной стратегии, но является запрограмированной биологически. Характерно, что при этом не происходит вообще никакого разбора собственно анархистской стратегии и практики. Вместо этого утверждается, что анархисты, как и все юные приматы, объединяются в группировки для захвата себе половых партнеров и места в иерархии. Для этого анархисты осуществляют такие действия, как насилие в отношении политических оппонентов, критика оппонентов и создание брутального образа. Пытаться спорить, вступать в дискуссию с анархистами бесполезно, потому что их действия являются не осмысленной стратегией, но инстинктом, то есть запрограмированным биологически действием.

Подобная точка зрения о природе человека и социума является довольно распространенной в, например, правых политических кругах. А потому критика таких представлений важна в полемике не только со стигмергией, но и с ультраправыми.
Итак, что в этой статье не так?

Инстинкт

Инстинкт, биологизм и дегуманизация оппонента – Telegraph

Основой статьи является убежденность том, что у человека существуют инстинкты, которые определяют его деятельность. Это отправная точка, фундамент статьи. И тем более вся статья и используемая ей псевдонаучная лексика нелепы, что в современной науке общим местом является отрицание наличия у человека инстинктов.

Что такое инстинкт? Инстинкт в науке определяется как «совокупность врожденных потребностей и врожденных же программ их удовлетворения, состоящих из пускового сигнала и программы действия». То есть инстинкт — это наличие у ВСЕХ представителей биологического вида определенных потребностей, которые при определенном стимуле у ВСЕХ представителей вида приводят к одинаковому фиксированному комплексу действий.
И проблема здесь в том, что у человека выявлен единственный инстинкт. Когда человек встречает другого человека, к которому испытывает симпатию, на долю секунды его брови приподнимаются. Это единственный инстинкт, программирующий поведение человека. Стимул — приятный человек. И врожденная программа действий — брови приподнимаются. Других инстинктов у человека современная наука не обнаружила.

Зачастую, ошибочно инстинктами называют определенные потребности человека, или же рефлексы — простейшие реакции организма на раздражители. Но ни потребности, ни рефлексы не программируют человеческое поведение так, как это делают инстинкты.
Подробнее о том, что такое инстинкт, чем он отличается от рефлекса и есть ли он у человека вы можете прочитать, например, здесь: http://ethology.ru/other/?id=17

Биологизм

Автор, очевидно, прибегает к биологизму. Биологизм — это представление о том, что человек по своим поступкам подобен животному, и что простыми аналогиями с животными возможно объяснить как поступки людей, так и всего социума. То есть если ты не обладаешь знаниями в конкретной сфере, ты можешь просто посмотреть, как это происходит у животных, и не утруждать себя обучением и анализом, а просто перенести их поведение на социальную сферу. 

Биологизм является абсолютно антинаучной концепцией, отрицаемой современной наукой. На полном серьёзе её обычно рассматривают только сторонники крайне правых взглядов — расизма, социального дарвинизма, нацизма… ну, и как видим, стигмергии.

Проблема здесь в том, что в принципе у разных биологических видов может быть абсолютно разной и социальная организация, и индивидуальное поведение. Человек же является крайне сложным животным, и его поведение объясняется отнюдь не биологией, но целым рядом социальных наук. В первую очередь — психологией. Но нашим «профессионалам» из стигмергии в их попытки деконструировать анархизм все эти знания не нужны.

Дегуманизация оппонента

Биологизм зачастую используется в военной пропаганде, когда нужно дегуманизировать оппонента. Представление противника в виде животного, которому чуждо всё человеческое — идеальный приём для возбуждения ненависти против него. Он нам не ровня, с ним невозможно говорить, его можно только уничтожить, обычно говорит военная пропаганда, чётко разделяющая “нас” и “их”. Стигмергия, как мы видим, пользуется тем же приёмом. 

Swarm здесь предстают как люди, обладающие разумом, способные к дискуссии и осмысленной стратегии. «Они» же – «традиционные анархисты» – к осмысленности не способны. Дело не в том, что они заблуждаются, имеют неправильные воззрения. Это животные, которые даже не способны к осмысленной деятельности. Всё их поведение есть лишь биологическая программа, автоматически осуществляемые действия, которые эти животные пытаются рационализировать. А потому и никакая дискуссия невозможна. Мыслящему человеку бесполезно пытаться что-то объяснить неразумному животному, действующему только согласно инстинктам. Не будешь же ты пытаться дискутировать со своей собакой? С кошкой или голубем? Так и с анархистами дискуссия, в общем-то, бесполезна. Вот что прямым текстом пишет нам автор статьи

Инстинкт, биологизм и дегуманизация оппонента – Telegraph

Это тем более смешно, что сами ключевые фигуры swarm отказывались от дискуссий с анархистами потому что… «я боюсь, что могу оказаться неправа». Что с таким уровнем знаний и представлений о науке немудрено. Теперь же оказывается, что от дискуссии они отказываются не потому, что абсолютно некомпетентны в поднимаемых ими вопросах, но потому что их оппоненты — неразумные животные, с которыми и спорить то бесполезно.

Вообще сами такие воззрения на других людей уже являются основой для элитаризма, и прекрасно объясняют, откуда берёт свои начала политическая программа swarm. Там, напомним, писалось о том, что обществом должны управлять группы профессионалов, которые будут ставить эксперименты над социумом в попытке определить лучший строй из возможных. Ну что же, если какие-то люди, по мнению стигмергии, не обладают способностью мыслить, то это вполне логично, что мыслящая элита будет ставить эксперименты на неразумных животных. Только вот, судя по уровню компетенции их статей, им очень далеко до этой самой интеллектуальной элиты, так как они не обладают знаниями даже уровня средней школы.

Вообще же, очень интересно, что выдвигая какие-то упреки и обвинения в адрес анархистов, стигмергия как-будто бы говорит сама о себе. Она обвиняет анархистов в агрессивности к оппонентам. Однако именно swarm провозглашает невозможность дискуссии. Именно стигмергия, ещё до того, как анархисты узнали о её существовании, разразилась множеством статей вроде этой, с попыткой дегуманизации анархистов и обвинениями и оскорблениями в их адрес. Анархисты же всегда приветствовали конструктивную дискуссию и кооперацию между различными движениями, и если сейчас этого не происходит со стигмергией — то только в виду агрессии с её стороны. 

Автор говорит и об отсутствии осмысленной стратегии у анархистов. Однако на ресурсах анархистов в большом количестве статей изложена вполне конкретная стратегия, которая осуществляется на практике. Это уличная агитация, медиа-работа, социальные проекты вроде борьбы с квартирными рейдерами, теоретическая работа, уличный активизм, цели которого провозглашаются довольно открыто. Со стороны стигмергии же мы видим лишь невнятные псевдонаучные статьи и провозглашение, что она изобрела совершенно новую стратегию — расклеивать стикеры. При этом наблюдается очевидный отказ от дискуссии, взаимодействия и обсуждения этой «новой стратегии». Чья стратегия здесь более осмысленна, и кто более агрессивен — большой вопрос.

В целом же, после таких статей становится очевидным, почему стигмергия прибегает к закрытой риторике, и предпочитает закрытую критику и закрытые каналы распространения информации, в том числе своих статей. Такое качество статей, построенных на псевдонаучных теориях и домыслах, просто не выдержит никакой критики. Фактически, эти статьи не дотягивают даже до уровня Германа Стерлигова, отрицателей глобального потепления или противников ГМО. Поскольку, в отличии от последних, здесь отсутствует даже попытка аргументации своей позиции. Факты, аргументы, знания — всё это подменяется пафосом возвышенной псевдоначуной риторики, призванной создать впечатление, что за всей глупостью, которую пишет swarm, есть какая-то научная основа. Такая риторика хороша в небольших закрытых коллективах людей, не обладающих никакими знаниями в обсуждаемых вопросах. В открытом медиа-пространстве, конечно, swarm быстро разошелся бы на мемы и стал бы героем блогов о лженауке.

About the Author

Related Posts

Leave a Reply

*