Победа трудового народа?

Вот уже двадцатилетнее путинское правление обогатило русский (а также украинский, белорусский) язык несколькими новыми словами. “Нашист”, “ватник”, “креакл”, “укроп” – историки и филологи будущего будут рассматривать возникновение этих терминов в контексте нашей с вами повседневности. Еще одно слово, которое навсегда останется характеристикой нынешних времен – “победобесие”. Можно долго спорить об уместности употребления этого слова: все-таки люди старших поколений выросли на по-своему светлых фильмах и рассказах об идеализме и самопожертвовании советских граждан. Зачем нас уподобляться богатым снобам, которые всегда готовы рассмеяться над искренней, непосредственной добротой “черни”? В то же время “победобесие” – это не просто насмешка “интеллектуала” над “быдлом”.  Это вполне верное обозначение того культа, который легитимизирует путинский режим и одновременно заставляет людей биться в имперской истерике, будто они члены какой-то американской секты.

“Победобесие” – это такой путинский вариант пятиминутки ненависти для лояльного режиму люда. Но биться в шовинистической падучей, как оказалось, с радостью готовы даже называющие себя анархистами. Несмотря на пять лет самых настоящих войн, которые оправдываются имперской мифологией. Не далее, как вчера администраторы одного паблика псевдо-анархистов  поздравили “всех подписчиков с великой Победой”. Администраторы пишут: “эта победа далась очень тяжелой ценой, более 27 миллионов советских солдат, партизан, и граждан погибли по официальным данным, десятки миллионов были ранены”. Собственно, уже эта фраза свидетельствует о том, что авторы неслабо прониклись особым духом девятомая. Как известно, в ходе войны погибло 42 миллиона советских граждан, а не 27, как утверждается в посте (с цифрами можно ознакомиться здесь https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/03/22/71864?fromtg=1&fbclid=IwAR2P_ZMKgILzOODu5niQvm2Q_qLlM7r5GhWAv44EhzuzjIXdh2ZZBcUXryg ). Более, того, и 42 миллиона не является конечным числом, поскольку значительная часть архивов до сих пор засекречена. Когда они станут достояние историков и общественности, если конечно станут, то будет произведен новый подсчет потерь.

Но цифры, то такое, к ним может и придираться не стоит, если с остальным все нормально. Но в том коротком посте, о котором идет речь, цифры – наименьшая из проблем. “Праздник великой Победы трудового народа” – пишут администраторы паблика. Не победа над гитлеровской Германией, не окончание Второй мировой войны в Европе, эти два определения оказались бы, пусть и с оговорками, верными. А именно “победа трудового народа”. Но, простите, а кого трудовой-то народ победил? Был ли вообще с советской стороны “трудовой народ” представлен, как политический субъект? Нет, не был. Более того, любое неподчинение начальникам в армии или на производстве каралось в Советском Союзе самым жестоким образом. Простый же человек был лишен самых элементарных прав. То есть по мнению “анархистов” получается, что сталинское государство, в котором безраздельно властвовали диктатор и его приближенные, представляло волю народа? Чем вам Путин тогда не нравится, тут все-таки за карикатуры и анекдоты не расстреливают. Пока, во всяком случае.

Давайте возьмем такой пример – Московское восстание в декабре 1905 года, один из ключевых эпизодов Первой российской революции. Повстанцы, рабочие Пресни, по факту, народ, люди труда. Им противостоят царские войска, гвардейский Семеновский полк, другие части. Тоже, по большей части, народ. Можно ли подавление Московского восстания назвать “великой победой трудового народа”? Звучит абсурдно. Почему? Потому что со стороны восставших мы имеем народ как раз в качестве политического субъекта: простые люди сами организуют свою борьбу, сражаются за свои социальные и политические права, за новое общество. За что в них стрелял “народ” из числа солдат-семеновцев? Да хрен его знает, за что и почему, полковник Мин приказал, поэтому и стреляли. Их победа стала поражением народа, народного дела.

Победа Британской империи в Опиумных войнах, победа Франции в Первой мировой войне, и т.д. не являются “победами народа”, несмотря на то, что простые люди выступали в качестве пушечного мяса. Народ не смог в ходе этих конфликтов стать политическим субъектом, хотя попытки предпринимались. Люди труда исполняли приказы властей, начальников, генералов. И даже то, что Первая мировая война привела в ряде стран к расширению политических прав, не делает победу Антанты “народной”. Можно рассуждать о тех ужасах, которыми могла обернуться для советских граждан победа нацистов. Но от этого капитуляция гитлеровского государства не становится “народной победой” – капитуляцию с советской стороны ведь подписывали не народные представители, а сталинские приближенные.

Тот, кто отождествляет сталинское правление с проявлением народной воли, не может называться анархистом.  


About the Author

Related Posts

Leave a Reply

*