Первомай в Париже, мнение очевидца

Первомай в Париже в этом году стал разочарованием для многих протестующих. Напуганные протестной активностью в стране власти отреагировали достаточно жёстко. Ещё до первого мая к уже известным активистам приходили сотрудники полиции с “напоминанием о законе” и с требованием не посещать общественные мероприятия в ближайшее время. 

Первого мая ещё до начала шествия, полиция со всех сторон начала обстреливать гранатами со слезоточивым газом всех без разбора мирных протестующих, пришедших к месту начала санкционированной демонстрации. На относительно небольшой для такого количества людей площади, итак заставленной палатками с едой и различными профсоюзными атрибутами, такими как огромные шары с логотипами, началась давка. Окружённые полицией со всех сторон люди задыхались от обрушивающегося на них града гранат. В сторону полиции кто-то бросал бутылки или остатки разорвавшихся гранат, но такие дистанционные атаки были единичными и к серьёзной конфронтации не привели. 

Когда начался марш, боевой дух у многих протестующих уже был понижен. С двух сторон от колонны демонстрантов стояли полицейские, блокируя проходы на другие улицы. Также перед некоторыми отрядами полиции стояли пожарные, как бы прикрывая их собой, что выглядело как настоящая провокация. Ведь в отличии от полицейских пожарных тут уважают и на протестах не атакуют. Среди протестующих было много людей с закрытыми лицами, как “в чёрном”, так и “в жёлтом”. Кроме уже успевших стать популярными на жёлтых жилетах лозунгов против Макрона протестующие выкрикивали антикапиталистические и антифашистские лозунги. Когда демонстранты проходили мимо больницы, их приветствовали громкими возгласами с поднятыми вверх кулаками работники госпиталя.

В какой-то момент протестующие свернули с намеченного маршрута на улицу, где не стояла полиция. Но, к сожалению, на этой улице не было дорогих машин или объектов капитала для символических атак. Полиция не сразу смогла перегруппироваться на новую траекторию и какое-то время протестующие шли спокойно без обстрела гранатами, но не долго. Этого времени хватило для поднятия боевого духа. Некоторые люди стали переодеваться в чёрную одежду и натягивать на лица маски. Вскоре мы увидели стоявший за забором отряд полиции. Под яростные возгласы протестующих протестующие начали искать бутылки и камни. Ребята в чёрной одежде начали стучать по забору. Все оживились. В сторону полиции полетело всё тяжёлое, что можно было бросить. В ответ прилетели гранаты. Протестующие начали отступать в разные стороны на другие улицы. Я с частью чёрного блока двигался по узкой улице с недорогими машинами и жилыми домами. Спереди и сзади появились отряды полиции. Мы были окружены. Со всех сторон нас начали растреливать гранатами. Из-за слезоточивого газа ничего не было видно. Жители одного из домов солидаризировались и открыли дверь в подъезд, часть людей смогла там укрыться. Переждав какое-то время и переодевшись из чёрной одежды в цивильную я стал выбираться из засады.

Изображая из себя ничего не понимающего туриста, двигаясь вдоль стены, закрывая лицо от слезоточивого тумана, я прошёл мимо перегородивших выход с улицы полицейских. Вскоре я оказался на Place d’Italie – большой площади, окружённой со всех сторон полицией. По протестующим стреляли гранатами, вся площадь была в слезоточивом газе. Я хотел выйти из окружения, но полиция никого не выпускала. Женщину, идущую передо мной, ударили по голове дубиной и оттолкнули щитом. Я заметил, как молодой парень заходит в стеклянную пристройку у ресторана перед полицейскими и выходит через другую дверь уже за их спинами. Люди, в том числе и я, попробовали повторить этот трюк. Но полицейские поняли наш замысел, заблокировали выходы этой пристройки и начали избивать парня, попытавшегося выйти из этой стеклянной засады. Вскоре к стене рядом с этой пристройкой согнали толпу людей залитую газом, они сели на колени и подняли руки, перед ними выстроилась шеренга из полицейских. Это были обычные мирные демонстранты, около ста человек, ни на ком из них не было черной одежды или масок, только у некоторых были жёлтые жилеты или респираторы. Я стал свидетелем того, как прямо передо мной за стеклом по непонятной причине избили старую женщину индийской внешности. Около 6-7 полицейских били дубинами лежащую на земле бабушку в длинной ярко-оранженвой юбке и с платком на голове. Спасибо полицейским, что защищают нас от таких опасных преступников. Через какое-то время людей в стеклянной пристройке начали выборочно пропускать. Темнокожего мужчину с закрытыми слезящимися глазами, задыхающегося после CS гранат, долгое время не хотели выпускать из пристройки к медикам. Полиция заставила его снять жёлтый жилет, отобрала у него респиратор и только тогда отпустила. Предварительно обыскав, меня выпустили из оцепления, на этом первомай для меня закончился. 

С вечера по французским новостям стали вещать о том, как блэк блок пытался разгромить как раз ту больницу, мимо которой я проходил днём. По телевизору показывали только кадры на которых люди за больничным забором пытаются спрятаться от гранат. В связи с этим французы уже во всю обвиняют власти в жирной неумелой пропаганде. Если сравнивать этот первомай с более удачными протестами в Париже, то на этот раз протестующие почти всё время со всех сторон были окружены полицией, в отличие от “жёлтых жилетов” например, когда протест был больше похож на догонялки. Пока полиция приезжала на улицу где совсем недавно что-то громили, радикально настроенные группы людей уже перемещались на новые улицы, выстраивая за собой горящие барикады.

Обычно первомай в Париже представляет из себя мирные шествия профсоюзов, праздник для французов, пришедших поесть хот-доги из везде раставленых палаток в выходной, и уличные столкновения с полицией для радикалов, устраивающих символические погромы объектов капитала. На этот раз полиция атаковала всех без разбора, ведь среди мирных демонстрантов могут скрываться радикалы. Стоит всегда помнить о том что властьимущие понимают только язык силы, а все социальные блага, что имеет общество на протяжении всей истории, выбивались отчаянными людьми, готовыми идти до конца и воздвигнуты на крови протестующих. А властьимущие, ощущая для себя опасность, ради своих интересов не гнушаются никакими методами.

About the Author

Related Posts

Leave a Reply

*