Моя оборона

Статья от нашего подписчика, посвященная идеям анархизма и рассмотрению такого явления, как государство.

Собираясь с силами, собираясь мыслями, пробегая глазами строки, оставленные человечеству мощными и смелыми умами, задаю себе вопрос: стоит ли усилий моя попытка затронуть тему, о которой теперь не многие хотят вспоминать? Озираясь вокруг в поисках немногочисленных братьев по разуму, ища опору, выставив перед собой шариковую ручку как меч, готовый рассечь серость, безразличие, животное бессмысленное восприятие окружающего мира, иду ва-банк, стремлюсь на таран, готовый к критике и скепсису.

Итак, что такое человеческая жизнь, и каким законам она подчинена? Законам физики, законам природы – да. Законам божьим? Сомнительно. Да и какую из многочисленных религий считать настолько близкой истине, чтобы принять ее закон абсолютным? Подвластна ли жизнь человеческая законам государства в пределах, которого она протекает? И да, и нет. Да — потому, что государство стремится контролировать эту жизнь, и нет – потому, что далеко не все с этим согласны.

Так быть не должно. Потому что власть большинства над меньшинством, как и власть меньшинства над большинством это насилие и подавление воли. Поражает своей лаконичностью определение, которое дает нам школа марксизма-ленинизма: Государство – политическая организация экономически господствующего класса, имеющая своей целью охранять существующий экономический порядок и подавлять сопротивление других классов. Кто оспорит это определение в свете последнего мирового кризиса и протестного движения «Захвати Уолл Стрит», потрясшего мир, но быстро сошедшего на нет усилиями проворных властей. Десятки тысяч людей были ограблены, вышвырнуты на улицы в результате финансовых махинаций при полной поддержке правительства США и других стран. До сих пор никто не понес наказание. Здесь есть над чем задуматься. Завтра подобная финансовая афера может сделать бездомным любого из нас.

Попробуем разобраться, что представляет собой эта власть, то есть Государство. Что должна делать государственная система и что она делает на самом деле? Среди функций этой системы, ее сторонники упомянут в первую очередь: защиту от внешних врагов, распределение финансовых средств среди населения, помощь малоимущим, доступную всем слоям общества медицинскую помощь, системное образование. Что ж, защита от внешних врагов, весомый аргумент, но имеет ли он сегодня такое значение, как имел на протяжении нескольких тысячелетий истории цивилизации? Сегодня, когда нации на планете так основательно смешались между собой. Когда финансовые интересы опутали мир глобальной паутиной, а крупнейшие корпорации уже не привязаны к конкретным государствам и принадлежат людям из различных стран. Считают ли жители США свои военные операции освободительными войнами? Верит ли народ в государственную пропаганду, оправдывающую военное вторжение на чужую территорию защитой демократии и свободы? Естественно, здравомыслящие люди не способны поверить такому нелепому искажению фактов. Однако, до тех пор, пока Государство правит бал, будут гибнуть солдаты и мирные жители. Будут разрушаться дома, будут свирепствовать голод и разруха.

Без государственной машины разве смог бы ефрейтор Адольф и его единомышленники устроить кровавую баню в масштабах планеты? Мы знаем, человек может быть подлым, жестоким, беспринципным. Но только под вороньим крылом государства возможны те проявления низменных человеческих качеств, которые мы помним как холокост и массовые репрессии. Именно правительство и церковь подарили нам свинцово-пороховой ужас, называемый войной. В документальных фильмах мы можем видеть вооруженные конфликты между племенами туземцев Папуа-Новой Гвинеи. В этих баталиях, которые продолжаются порой до полугода, погибают не более десятка человек, а когда приходит время вернуться к мирной жизни, спор решают с помощью нескольких свиней, которые одна сторона преподносит другой в знак извинения. Несложно вообразить, как бы выглядела эта междоусобица, если бы она подогревалась и спонсировалась чиновниками, состоящими на службе у государства. Горы трупов и выжженную землю, вот что принесли бы туземцам блага демократического общества. Мы наблюдаем это в Африке. Прямо сейчас.

Испокон века существовали общины, которые в силу различных причин выходили из повиновения правящих режимов и жили уединенно по своему укладу. Многочисленные секты и кланы средневековых Китая и Японии столетиями обходились без государства, создавая поселения в глухих горных и лесистых местностях. Нет причин идеализировать эти сообщества, в них царили порядки присущие тому времени, но факт остается фактом. Они жили без правительства и в большинстве случаев прекращали свое существование из-за агрессии со стороны централизованной власти.

Коснемся теперь социальной функции Государства. Бесспорно, люди, не имеющие возможность полноценно зарабатывать себе на жизнь; инвалиды, матери одиночки, пенсионеры нуждаются в опеке и материальной помощи. Мы знаем несколько развитых стран, где люди преклонного возраста могут рассчитывать на достойный закат своего существования. Одновременно с этим не секрет, что во многих странах (например, в Израиле) пенсионные фонды это частные организации, которые успешно справляются с функциями, которые Государство так настойчиво ставит себе в заслугу. Медицина в руках частных организаций, также способна демонстрировать высокий уровень услуг. Чем же еще так необходим нам Большой брат? Охрана порядка? Народные дружины могли бы делать это куда избирательней и четче. В самом деле, в каждом дворе, бабушки, воркующие на лавочке, знают кто хулиган, а кто не чист на руку. Сообща можно пресечь воровство и остановить вандализм там, где мы живем. Утопично, наивно? Ничуть. Если неведомственная организация способна обеспечить водоснабжение, отопление, чистоту и порядок в подъездах и на улицах, то такая же организация может обеспечить и безопасность. Зачем налогоплательщикам кормить легион мордоворотов, промышляющих взяточничеством и, иногда, открытым разбоем под названием Полиция? Кто-то скажет, что в Полиции есть и добросовестные сотрудники. Конечно, есть. Но если хотя бы четверть полицейских попадает под описание, приведенное выше, эта структура не имеет права на существование. Что дадут реформы, когда за ниточки продолжают дергать те же кукловоды? Но на все Ваши вопросы у них один ответ: У нас есть пулеметы, у Вас их нет.

Теперь, кажется, все функции государства перечислены? Ах, нет простите. Как же законодательные и судебные органы? Действительно, это большая ответственность. Это нелегкий выбор. Лишить человека свободы, рассудить спор, поделить имущество. Без серьезной организации, без мощного института власти это немыслимо. Именно это заблуждение внушается нам с малых лет. Взглянем же на вопрос с трезвым прищуром. Законы, руками законодательных органов, пишутся правящей элитой в собственных интересах, а суды пляшут под дудку того, кто заказывает музыку. Это происходит не только в РФ. Это мировая практика. И надо стремиться свести эту практику на нет. Власть соблюдает и добивается от граждан соблюдения тех законов, которые выгодны ей. Законы, защищающие права граждан, нарушаются государством на каждом шагу с помощью судов и силовых структур. Банально? Само собой разумеется? И всех все устраивает?! Кто вбил нам в голову, что так будет всегда, что ничего изменить нельзя? Ответ на этот вопрос лежит на поверхности.

Каждый сознательный человек должен понимать, что попросту прожигает жизнь, если не пытается изменить картину мира к лучшему. Пускай вас не пугают громкие слова. Скоро сказка сказывается, как говорится. Но дело делается, пусть не скоро, но уверенно и последовательно. Какое же это дело? — спросите вы. Ответ очевиден. Дело Анархии.

«Движение Анархии бессмертно, как стремление людей к свободе». Этими словами начинается Учредительная Декларация Ассоциации Движений Анархистов, прозвучавшая 17 июня 1990 г. Движение живо и по сей день. Проводятся съезды, встречи, лекции. Анархисты участвуют в митингах и демонстрациях, направленных на близкие им цели. Пытаются менять мир в лучшую сторону. В сторону свободы.

Мне не хотелось бы, чтобы эта статья воспринималась как манифест. Современный читатель искушен и не любит когда ему указывают что хорошо, а что плохо. Поэтому позвольте мне теперь прервать свои (возможно чересчур наивные) нападки на существующий строй, и пролить свет на анархическое движение, на историю его развития и на тех, кто стоял у его истоков.

Мысли об обществе свободном от диктатуры правящей верхушки, конечно не новы, и неизвестно, кому они впервые пришли в голову. Однако современные теоретики анархизма хорошо известны. Первым таким мыслителем принято считать Прудона (1809-1865). Этот французский ученый и публицист выступал против государственного насилия в любой форме. Сын крестьянина, познавший тяжелый физический труд и нужду, он не был сухим теоретиком. Прудон знал жизнь не понаслышке, и у него, как и у нас с вами, была тысяча поводов поверить в то, что ничего изменить нельзя, что надо заботиться о своем достатке и не пытаться расшатывать систему. Однако Прудон выбрал другой путь. Он проанализировал опыт французской революции 1848 г. и пришел к выводу (который блестяще обосновал в своих трудах), что попытка захватить власть с целью проведения реформ, приводит лишь к ужесточению режима, к реакционным переменам в жизни общества. Пьер Жозеф Прудон первым назвал себя анархистом. Не смотря на то, что Прудон никогда не стремился к захвату власти, за резкие статьи направленные против президента Франции Луи Наполеона Бонапарта в 1849 был приговорён к трем годам заключения. (Кстати, кто-нибудь читал резкие статьи, направленные против современных политиков? Я лично нет. Только истеричные выкрики). Позже сочинения Прудона, содержащие критику церкви, снова навлекут на него гнев властей, и он вынужден будет покинуть Францию под угрозой нового тюремного срока.

Идеи Прудона пустили корни в лучших головах России. Мне кажется, наибольшего внимания заслуживает Петр Алексеевич Кропоткин. Не буду пытаться изложить здесь его богатую событиями биографию, вы можете сами прочесть об этом человеке из многочисленных источников. Я хочу только привести его изречение, характеризующее идею анархизма, а также описать события, произошедшие, когда он был уже пожилым человеком, стяжавшим всемирную славу и уважение за дело своей жизни.

Кропоткин пишет: «Конечная цель анархистов состоит в том, чтобы выработать жизненным опытом такой общественный строй, в котором нет никакой государственной власти, а страна представляет собой вольные союзы вольных общин и вольных производственных групп или артелей. Они возникают на основах взаимного договора и разрешают споры между собою не путем насилия и оружия, а путем третейского суда».

Петр Алексеевич посвящает свою жизнь революционной деятельности. Пренебрегает княжескими привилегиями, ведет подвижнический образ жизни. Когда Россия стоит на пороге глобальных перемен, Кропоткин уже глубокий старик. Коммунисты и анархисты долгое время сотрудничают, но раскол неизбежен. Коммунисты требуют власти народа. Анархисты отрицают любую власть. К началу революции в России, пройдя тяжелейший путь борьбы с царским режимом, анархисты практически остаются не у дел. Их учение слишком прогрессивно для своего времени.

Несмотря на это 1917 году Кропоткина, вернувшегося из вынужденного изгнания, встречают с почестями. Его величают «дедушкой революции». Временное правительство, а позднее и большевики, предлагали князю высокие посты. Ему предоставляли квартиру в кремле. Чего только не сулили ему, чтобы взять на вооружение его доброе имя. Вот только дедушка революции от всего отказался. Он считал профессию чистильщика обуви благородней политической деятельности. Снова прошу вас вдуматься, это не герой сказки. Это реальный человек. Умный, образованный талантливый человек, который без раздумий отказывается от денег и влиятельных постов. Мыслимо ли такое для сегодняшних площадных ораторов? Способны они на такое благородство? Кропоткин открыто критикует всесильного Ленина за то, что его партия сосредотачивает власть в своих руках, но даже большевики не осмеливаются поднять руку на Петра Алексеевича. Слишком велик его авторитет.

В отличие от марксистов Кропоткин опирается не на классовую солидарность, а на общечеловеческое взаимопонимание. Насколько же такая позиция шире и дальновидней. Да, она не принесет краткосрочных результатов, но поистине великая цель требует большого пути. И в конце жизни Кропоткин признает, что упразднить власть можно будет еще очень нескоро. Однако это не умаляет ценности его трудов, наследия оставленного потомкам.

Этика – по Кропоткину то, что заменит человеку государственную власть и судейский закон.

Как же можно воплотить в жизнь идеи анархии, спросите вы. Я уверен, еще десяток лет назад перспективы для этого были весьма призрачными. Но не теперь.

Чтобы общество жило в согласии, чтобы права одних не ущемлялись в ущерб другим, еще в древности придумали процедуру голосования. К сожалению, она не отменяет диктатуру большинства над меньшинством. Тем не менее, такая форма проявления общественной воли кажется наиболее справедливой. Сейчас, когда все больше людей получают доступ в интернет, начинает вырисовываться картина иного устройства мира. Картина более совершенная, чем та, которую тысячелетиями рисовали политики.

Интернет-референдум – вот средство, которое, по моему убеждению, способно свести к минимуму влияние государства на жизнь людей в ближайшей перспективе. Создание ресурса, с помощью которого можно будет быстро оценивать общественное мнение, грамотно и взвешенно принимать жизненно важные решения вот то, к чему стоит стремиться. Думские толстосумы представляют очень тонкую прослойку населения. У них свои интересы. Нам с ними не по пути.

Должна быть создана система, пользователи которой могут обсуждать проблемы и принимать решения online. Причем образование и род деятельности пользователя, должны влиять на вес его голоса при проведении референдума. В самом деле, что может сказать скрипач или танцор по поводу реформы в науке? А что может сказать ученый, инженер, крупный производитель? Очевидно, что вес голоса, человека сведущего в предмете, должен быть решающим. Разработка таких правил голосования задача сложная, но выполнимая. Человек всю жизнь торговавший мебелью не может быть министром обороны. Он это убедительно доказал собственным примером. Точно также бизнесмены и спекулянты из государственной думы не могут и не имеют права принимать решения связанные со сферой здравоохранения, например. Эти решения должны принимать, врачи, медсестры, и конечно люди, которые в силу инвалидности всецело зависят медицинской системы.

Безусловно, существуют трудности связанные с тем, что интернет пока еще не охватывает все социальные и возрастные слои населения. Но организовать пункт голосования через персональный компьютер гораздо проще, чем установить урны и заниматься подсчетом бюллетеней. Естественно референдумы не защищены от всевозможных фальсификаций, но современные устройства позволяют идентифицировать личность по отпечатку пальца, например, и риск фальсификаций можно свести к минимуму.

Повторюсь, возможно так настроить систему, чтобы в интернет сообществах грамотно и своевременно, в формате форумов и онлайн конференций обсуждались вопросы и принимались законы. Да, да, законы, здесь нет опечатки. Принимать законы должны те люди, которым эти законы исполнять, и принимать совместно с теми, кому эти законы придется на себе ощутить. Вход в законодательство посторонним воспрещен!

Я призывают вас подумать, почему каждый раз, когда наше спокойствие разбивается об очередную вопиющую несправедливость, внутри мерзкий голосок успокоительно блеет: «Так было всегда. Здесь ничего не поделаешь». Это ли не мысль, старательно внушаемая нам властями?

На все Ваши вопросы у них один ответ: У нас есть пулеметы, у Вас их нет.

Однако теперь появилась возможность задавать некоторые вопросы, не опасаясь за собственную безопасность. Этой возможностью обязательно надо пользоваться. Она не далась человечеству даром. Прудон, Бакунин, Герцен, Кропоткин и многие другие положили на алтарь этой свободы свою драгоценную жизнь.

Думайте, господа. Время идет.

E.A.

About the Author

Related Posts

Leave a Reply

*